Menu

На российском рынке телемедицины ужесточают правила игры

Участники телемедицинского рынка столкнулись с жесткими ограничениями при оказании дистанционных медицинских услуг. Минздрав объяснил Национальной телемедицинской ассоциации правила работы. Оказалось, что для проведения онлайн-консультаций компаниям придется сотрудничать с клиниками, а не напрямую с врачами, а также использовать единую систему идентификации и аутентификации. Переходного периода для выполнения всех условий не предусмотрено.

Минздрав ответил Национальной телемедицинской ассоциации (НТМА) на письмо с просьбой разъяснить некоторые положения приказа министерства о порядке оказания медпомощи с применением телемедицинских технологий. Нормативный акт был принят в январе и стал первым документом, разъясняющим частные случаи применения технологий для дистанционной медпомощи. Однако у представителей отрасли сразу появился к приказу ряд вопросов, письмо с которыми ассоциация направила в министерство в том же месяце.

Ответ (копия есть у “Ъ”) был направлен только в апреле. В нем Минздрав поясняет, что телемедицинские технологии не отдельный вид работ, а составляющая медицинской деятельности, поэтому оказание таких услуг необходимо проводить в помещении, оборудованном для проведения офлайн-консультаций и при наличии лицензии. Причем лицензию необходимо получать на каждое направление услуг.

«Иными словами, телемедицинские услуги возможны только в лицензируемом помещении клиники»,— пояснил ответ Минздрава председатель правления НТМА Иван Картовицкий. По его словам, в результате телемедицинским компаниям придется сотрудничать не напрямую с врачами, которые могли бы проводить дистанционные консультации в колл-центре, а с медучреждениями, что может существенно увеличить издержки. В то же время руководитель практики корпоративного и медицинского права юридического бюро «Аронов и партнеры» Михаил Варюшин считает, что врачи смогут оказывать телемедицинские услуги вне клиники в формате дежурства на дому. Также Минздрав подтвердил необходимость использования единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) при оказании платных медицинских услуг.

Как отмечает Иван Картовицкий, переходный период для участников телемедицинского рынка не предусмотрен. В своем ответе министерство также указало, что компании могут оказывать и анонимные дистанционные услуги, но также с использованием ЕСИА. «То есть будет анонимность на уровне врач—пациент, но не на уровне клиника—пациент или провайдер—пациент»,— считает господин Картовицкий.

Закон о телемедицине, разрешающий оказывать медицинскую помощь путем проведения дистанционных консультаций, консилиумов и мониторинга, вступил в силу 1 января 2018 года. С 2019 года должна заработать норма о выдаче электронных рецептов. По оценке компании «Мобильные медицинские технологии» (ММТ), уже в 2018 году объем рынка телемедицинских услуг может вырасти до 3 млрд руб., а в ближайшие три-пять лет достигнуть 18 млрд руб.

«Из ответа регулятора мы видим отсутствие дифференцированного подхода в вопросе идентификации пользователя»,— считает гендиректор ММТ Денис Юдчиц. По словам Ивана Картовицкого, нормативные акты, регулирующие деятельность телемедицинских организаций, постоянно обновляются, дополняя друг друга. Компаниям пока сложно понять, как они должны работать, и они пытаются подстроиться под существующие нормы, считает он. Господин Картовицкий резюмирует, что слишком жесткие барьеры снижают привлекательность рынка для бизнеса. В Минздраве “Ъ” лишь сообщили, что в 2018 году «планируется отшлифовать деятельность профильных телемедицинских систем».

 

Мария КОТОВА, Коммерсантъ

 

Добавить комментарий


Последние материалы