05
Вт, март

Экономический рост Казахстана может замедлиться в 2024 году

economy kazВнешние факторы роста слабеют, необходимы внутренние стимулы. Экономический рост Казахстана может замедлиться в 2024 году.

В Казахстане за 10 месяцев 2023 года рост экономики составил 4,9%. Об этом сообщил министр нацэкономики Алибек Куантыров на ноябрьском заседании правительства. По сравнению с результатами первого полугодия т.г., когда рост ВВП в реальном выражении составлял 5%, произошло небольшое снижение. В правительстве Казахстана надеются сохранить траекторию роста до конца этого года, а в следующем – ожидают скачок ВВП на уровне 5,3%.

Однако международные эксперты настроены более пессимистично. 21 ноября 2023 года Миссия Международного валютного фонда опубликовала заявление: «Ожидается, что в условиях экономической неопределенности рост в 2024 году будет умеренным. Прогнозируется его замедление до 3,1% в 2024 году, в основном из-за переноса сроков запуска проекта расширения нефтяного месторождения Тенгиз».

Риски замедления роста в МВФ видят в случае снижения цен на нефть, сбоев в экспорте нефти, а также замедления роста в странах-торговых партнерах Казахстана. Факторами улучшения прогноза эксперты назвали ускорение реализации реформ, миграционный приток квалифицированной рабочей силы и релокацию иностранных компаний в Казахстан, а также повышение цен на нефть.

Последний раз экономика Казахстана показывала снижение на 2,6% в 2020 году, и это было связано с пандемией, но спустя год темпы экономического роста наросли. В прошлом году, к примеру, экономическая активность в стране подскочила на 3,2%. Аналитики АКРА в своем сентябрьском обзоре «Экономика Казахстана возвращается к равновесному росту» объясняют это, в том числе, активным привлечением инвестиций в основной капитал.

Помимо факторов, отмеченных АКРА, на рост экономики повлияло вливание ликвидности из Российской Федерации. Как сообщает издание «Курсив», ссылаясь на данные Нацбанка РК, в 2022 году из России в Казахстан переведено 357 млрд тенге, что стало рекордом как минимум за последние восемь лет. В результате резко выросли объемы безналичных операций на внутреннем рынке, составив по итогам 2022 года 102,8 трлн тенге. «Через Казахстан в Россию потекли товары, которые не могут поставляться напрямую в РФ, а экономика получила приток капитала от бежавших из РФ мигрантов, наша страна оттянула на себя существенную часть транзита товаров из Китая в Европу, которые раньше шли через Россию. Таким образом, экономика Казахстана в 2022 году активно росла», - прокомментировал генеральный директор инвесткомпании Damu Capital Management Мурат Кастаев.

Напротив, в нынешнем году приток ликвидности из РФ в РК резко сократился. По данным Телеграм-канала Первого кредитного бюро DataHub, доля России в денежных переводах в Казахстан упала до минимума за полтора года. В сентябре 2023 года через систему денежных переводов в нашу страну на РФ пришлась треть из всех поступивших средств (свыше 6,9 млрд тенге из 24,4 млрд тенге). И это самый низкий показатель с марта 2022 года.

Таким образом, этот фактор роста себя исчерпал. Но не исчерпала себя импортируемая из России инфляция. «Несмотря на то, что у нас своя национальная экономика, мы все-время оглядываемся на российскую…Россия недавно повысила ключевую ставку до 15%, и я думаю, что эта их инфляция перейдет в Казахстан», – отмечал DKnews.kz в ноябре этого года эксперт института инновационной экономики Магбат Спанов.

Как пишет издание «Курсив», ссылаясь на майский отчет МВФ, в Казахстане сохраняется значительный импорт инфляции из России на фоне девальвации рубля. По словам экономиста Андрея Чеботарева, в 2022 году инфляция была завозной. Кроме того, рос общемировой уровень инфляции, и он достиг рекорда за последние 40 лет. Заместитель директора Центра прикладных исследований Talap Аскар Кысыков в прошлом году в ходе диалога об экономике «Казахстан в новой реальности» высказал схожее мнение, что инфляция в Казахстане завозная.

Пока в стране увеличивались темпы роста экономики, с высокой инфляцией можно было смириться. Не бывает экономического роста без скачка инфляции. Это подтверждается и нашим опытом последних двух лет роста. В 2020 году при росте ВВП 2% инфляция была на уровне 7,3%, а в 2022 году при росте ВВП 3,2% инфляция составила уже 15%.

Однако если факторы роста, включая приток ликвидности, сходят на нет, издержки от инфляции становятся ощутимее. Удержать инфляцию в целевом коридоре до 5% к 2026 году – задача казахстанского правительства и Нацбанка. Регулятор для этих целей использует свой ключевой инструмент - базовую ставку, которая определяет курс проводимой денежно-кредитной политики (ДКП) в стране.

С 2022 года Национальный банк Казахстана начал ужесточать свою политику ДКП, повышая уровень базовой ставки. На протяжении прошлого года базовая ставка росла: с 10,25% в январе до 16,75% в декабре. На этой «высокой ноте» она продержалась до июля 2023 года. После регулятор начал смягчать условия проводимой политики и 24 ноября этого года объявил о снижении уровня базовой ставки на 0,25 процентных пункта – с 16 % до 15,75%. В Нацбанке объяснили это решение тем, что годовая инфляция начала замедляться.

По мнению Аскара Кысыкова, Нацбанк борется с инфляцией, «думая, что она монетарная». Эксперт считает, что поэтому регулятор повышает базовую ставку, хотя, по его словам, она ни на что особо не влияет, кроме доходов банков, крупных держателей депозитов и обслуживания госдолга.

У медали две стороны: оборотной стороной высокой ставки является сдерживание экономической активности в стране. Дорогие кредиты делают недоступнее инвестиции, снижается кредитная активность бизнеса, считают многие эксперты.

К примеру, экономист Марат Абдурахманов заявил в интервью Zakon.kz, что при базовой ставке в 16,75% предприниматели будут в убытке. «Из-за высокой базовой ставки объекты предпринимательства не могут производить достаточный объем продукции, возникает дефицит и падает рентабельность предприятий. Потому что деньги слишком дорогие для экономики», - сказал он.

«Высокая базовая ставка наносит основной удар по реальному сектору экономики – по тем, кто производит реальную продукцию и относится к отраслям несырьевого сектора», – считает экономист Магбат Спанов. Это в первую очередь малый и средний бизнес. Это признают на самом высоком уровне страны. Глава государства в апреле этого года на расширенном заседании правительства отмечал, что МСБ в Казахстане остается «за бортом доступного банковского кредитования» и позже дал поручение Нацбанку выстроить сбалансированную финансовую систему.

Из-за высокой инфляции и базовой ставки стоимость коммерческих кредитов довольно высокая и доходит до 20-24%. То есть, чтобы отдавать банкам эти проценты, рентабельность бизнеса должна составлять около 30% чистой годовой доходности, а бизнес-сфер, где ее можно получить, очень мало, добавил генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

С ним солидарен экономист Арман Бейсембаев: «Кредитоваться под 20-25% годовых при маржинальности твоего предприятия в 5-10%, а подчас и того меньше – это чистое безумие и самоубийство».

Соответственно, при снижении уровня базовой ставки, кредиты обычно дешевеют, переплата по ним становится меньше, а предприниматели начинают активно кредитоваться, развивая свой бизнес.

Кредиты бизнесу, конечно же, нужны, как и рост – для экономики страны. Весной этого года правительством утвержден комплексный план, состоящий из 67 мероприятий, способствующих стимулированию экономического роста. К ним министерство нацэкономики добавило еще дополнительные мероприятия. Среди них – увеличение объемов производства продукции, развитие логистики товаров, контроль ценообразования, антимонопольное и внешнеторговое регулирование и другие системные меры. «В рамках актуализации комплекса мер министерством совместно с заинтересованными госорганами выработаны 46 новых мер, в основном направленных на увеличение объемов производства продукции», – уточнил Алибек Куантыров.

Пока действовали внешние стимулы роста, высокая базовая ставка не останавливала, а лишь ограничивала предпринимательской активности. Однако по мере исчерпания внешних стимулов и её тормозящие эффект становится более заметным. На этом фоне бизнес позитивно воспринял недавнее решение Нацбанка о снижении базовой ставки. Это шаг навстречу более активному корпоративному кредитованию – подытожило мнение экспертов издание «Курсив», оговариваясь, что «смена курса ДКП пока происходит крайне медленно». И столь скромное смягчение денежно-кредитной политики может быть недостаточным, чтобы оживить канал банковского кредитования бизнеса. Дальнейшее снижение базовой ставки вкупе с мерами правительства Казахстана, которые будут реализовываться в 2024 году, могут стать тем внутренним стимулом для роста экономики нашей страны – вопреки прогнозам международных экспертов.

5 декабря 2023 года Нацбанк Казахстана объявил, что в следующем году планируется принять 8 решений по базовой ставке, и бизнес надеется, что она будет неуклонно снижаться.

Источник: аналитический центр агентства DoomsDay Agency