14
Вс, авг

Дорога в никуда, или Кто даст ума страховому рынку?

Мы уже привыкли к тому, что казахстанский страховой сектор является самым передовым в части регулирования на всём постсоветском пространстве. Традиционно у нас раньше, чем на других рынках, вводились новые международные стандарты работы страховщиков, самые жёсткие регулятивные требования, начинали успешно функционировать инфраструктурные институты – ЕСБД, ФГСВ, омбудсман и т. д.

Страховой сектор успешно преодолел кризис и теперь стоит на пороге большой интеграции, которая грянет не сегодня-завтра. Но в последнем предложении ключевым словом является слово «стоит». Страховой рынок действительно замер в своем развитии, и не с точки зрения роста страховых премий, а именно с точки зрения перспектив и развития.

Откуда рынок получал импульсы развития

Похоже, что в Казахстане страховой рынок развивался только тогда, когда принимались государственные программы. Так, в 2000 – 2002 годах был заложен законодательный фундамент по переходу регулирования страховой отрасли на международные стандарты – и на качественно новый уровень были подняты требования к деятельности страховщиков, их финансовой устойчивости и прозрачности.

В 2003 году была сформирована действующая и ныне система обязательного страхования. В 2004 году Агентство по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций приняло от Национального Банка Республики Казахстан полномочия по регулированию и надзору финансовых рынков - и сразу же приступило к выполнению программы развития страхового рынка 2004 – 2006 годов. Не зря говорят, что именно эта программа дала мощный толчок развитию страхового рынка, чему дополнительно способствовал общий предкризисный рост экономики.

К 2007 году назрела необходимость модернизации системы обязательного страхования, особенно в части обязательного страхования гражданско-правовой ответственности владельцев автотранспортных средств и ответственности работодателя. Кроме того, давали серьёзную пробуксовку вопросы развития личного страхования. И в 2008 году была выпущена ещё одна программа развития, но теперь уже всего финансового рынка, в которой страховой рынок если и не стал стратегически значимым сектором экономики, то все-таки хоть как-то был обозначен.

И тут грянул кризис…

Экономика «съёжилась», равно как и весь финансовый рынок. Все силы были брошены на спасение банков. Кризис в банковской отрасли, отношение активов к ВВП которой более 70 %, – это не шутка. А страхование с его копеечной долей менее 2 % уже никого не интересовало. В довершение всего, когда кризис уже победили, в апреле 2011 года произошла ликвидация Агентства финансового надзора с передачей всех надзорных функций Национальному Банку.

Много было разговоров в последнюю пару лет существования АФН о том, что не стало у нас после кризиса системного развития страховой отрасли, а регулятор вместо комплексного развития отрасли занимается латанием дыр в законодательстве, которые возникают то тут, то там. Да и как вообще может совмещаться регулирование и надзор с методологией и развитием, и тем более в рамках одного департамента регулирования и надзора страхового рынка?

Ситуацию исправили в один момент, когда 12 апреля 2011 года было упразднено АФН и создан Комитет Национального Банка Республики Казахстан по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций, которому и были переданы надзорные полномочия. А вот методология регулирования стала прерогативой Национального Банка. Но вот парадокс: если до реорганизации в АФН для страхового рынка был предусмотрен хотя бы отдельный департамент, то теперь страховой рынок приобрёл статус «и ДР.» в департаменте надзора за субъектами рынка ценных бумаг и накопительными пенсионными фондами Комитета по надзору. Что касается методологии, то теперь департамент методологии на весь рынок один – комплексный.

Что ж, большим чиновникам, наверное, лучше знать, как финансовым рынком руководить. Но всё-таки, может быть, наблюдения со стороны не помешают? Со стороны-то, говорят, – виднее.

Попытаемся обозначить вопросы, которые сегодня волнуют. И не только страховщиков.

Есть ли перспективы для роста?

Несмотря на положительную динамику роста страховых премий за последние три года, говорить о качественном росте всё же не приходится. Ведь добровольные имущественные виды страхования практически не растут! Сравним.

В 2011 году доля классов добровольного имущественного страхования (ДИС) составляла 43,6 % и показала прирост 10,3 % за год, доля классов добровольного личного страхования (ДЛС) составляла до 30 % и выросла за год на 52,3 %, обязательные виды с долей около 25 % выросли за год на 28,3 %. А в 2012 году картина серьёзно изменилась: классы ДИС с долей уже 36,7 % показали прирост за год всего 1,5 %, классы ДЛС с долей 40 % выросли на 59,1 %, а обязательные виды с долей 23 % прибавили только 7,1 %. Одним словом, рынок хоть как-то держится в плюсе за счёт классов ДЛС, а именно: пенсионного аннуитетного страхования, страхования жизни заёмщика и страхования от несчастного случая всё того же заёмщика банка. Обязательные классы страхования либо являются нерабочими, либо становятся опасно убыточными, либо просто исчерпали возможности для динамичного роста.

К примеру, обязательное страхование гражданско-правовой ответственности владельцев автотранспортных средств практически исчерпало возможности для роста объёмов, поскольку уровень проникновения составляет уже более 80 % и автопарк растёт незначительными темпами. Идея с дополнительными услугами, за которые страхователи готовы заплатить сверх предусмотренных страховых премий, – больше утопия, чем реальность. На деле мы наблюдаем гонку страховых комиссий и борьбу за агента, который обнаглел настолько, что уже и не думает продавать добровольное страхование. И правда, зачем напрягаться, когда страхователь сам идёт в руки, только место надо занять соответствующее – на пути следования страхователя?

Класс обязательного страхования ответственности работодателя тоже уже давно перестал быть для страховщика «легкими деньгами». Желающих застраховать отечественных промышленных гигантов по минимальному тарифу с каждым годом становится всё меньше, а если и появляются таковые смельчаки, то скорее всего они ещё ни разу не успели наступить на эту «мину замедленного действия», каковой на сегодняшний день является обязательное страхование работника от несчастных случаев при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей.

О других классах обязательного страхования, которые в совокупности составляют не более 7 % объёмов обязательного страхования, можно вообще не упоминать. Если завтра их "поставят на утрату", то рынок, скорее всего, этого даже особо и не заметит.

Много говорилось о том, что обязательные виды страхования должны стать локомотивом для развития добровольных видов, но скорее всего, как признают сами страховщики, до локомотива тут дело не дойдёт, пока обязательное страхование «едет» на страховых агентах.

Пухнущие как на дрожжах объёмы добровольного личного страхования, получившие  прирост за 2012 год 59,1 %, в которых основным драйвером служат банковское кредитование и большое желание пенсионеров поскорее получить трудовые пенсионные накопления, тоже долго не смогут быть тем «керосином», на котором рынок ДЛС далеко уедет. Ограничения по переводам пенсионных накоплений в компании по страхованию жизни и нарастающие риски неплатежей по самым массовым видам банковских кредитов - потребительским уже в 2014 году серьёзно отразятся на динамике роста ДЛС.

Что же остаётся? Добровольное имущественное страхование? И здесь перспективы невелики. Корпоративные объёмы уже поделены. Новые бизнесы и производства каждый день не появляются. А по добровольному розничному имущественному страхованию, как уже было отмечено, – продавать его некому: все агенты ушли на дармовые заработки по обязательным видам.

Похоже, что это всё. Перебирать больше нечего. Но это, правда, из того, что есть. А вот как на счёт того, чтобы придумать что-то новенькое?

Новомодное слово – «страхование»

В своё время небезызвестный литературный герой, сын турецкоподданного Остап Бендер произнёс интересную фразу, ставшую крылатой: «Стопроцентную гарантию вам может дать только страховой полис». Похоже, что эта идея как раз сегодня и вдохновляет не одного чиновника, который по долгу службы пытается закрыть риски своей отрасли.

Сейчас активно обсуждаются несколько законопроектов, которые призваны, по мнению их разработчиков, в том числе развить и страховой рынок. Страхование дольщиков, точнее будет сказать, страхование гражданско-правовой ответственности застройщиков, страхование ответственности медицинских работников, страхование катастрофических рисков, страхование сельхозрисков (ХПП, КРС) – вот самые обсуждаемые на сегодняшний день инициативы.

Но обо всём по порядку…

Страхование ГПО застройщиков сегодня активно продвигается Министерством регионального развития. В докризисные времена, когда строительная отрасль росла как грибы после дождя и объёмы строительства поражали воображение, много было желающих сделать бизнес, не имея собственных средств. Благо, что банки раздавали ипотечные кредиты направо и налево, а «непуганые» заёмщики с большим удовольствием лезли в кабалу. Все прекрасно помнят, чем всё это закончилось – тысячами обманутых дольщиков, неплатежами по банковским займам, миллиардами государственных средств для «тушения образовавшегося пожара». И вот теперь согласно пункту 19 Плана мероприятий по реализации поручений Главы государства, данных в 2012 году в статье «Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к обществу всеобщего труда», Правительству Республики Казахстан поручено разработать и внедрить систему страхования долевых вкладов в строительство жилья.

Во многих странах эти механизмы уже работают и довольно успешно, но разница в том, что западный опыт основывается на многолетней истории развития строительного рынка, на его стабильности, на наличии сопутствующих институтов развития (например строительных банков и т. д.). Кроме того, более прозрачная структура финансовой отчётности и более совершенные законы позволяют организациям, финансирующим проекты, иметь множество рычагов влияния на застройщика.

В Казахстане ситуация иная. В настоящее время рынок страхования в сфере строительства практически не развит. Неразвитость страхования в сфере строительства объясняется непрозрачностью строительного рынка, непрозрачностью самих застройщиков и присутствием элемента коррупционной составляющей на данном рынке. Предложенный же Министерством регионального развития механизм страхования ГПО застройщиков предполагает практически полное покрытие всех рисков за счёт страхования, при этом, по мнению чиновников, тариф не должен превышать 5 % от стоимости проекта. Но если это – добровольный для страховщиков вид страхования, то почему же регулируются тарифы? Намерения разработчика закона понятны: стоимость строительства не должна вырасти значительно, но при этом всю ответственность и убытки должен взять на себя страховщик. Если учитывать качество нынешних застройщиков, за которых даже компетентные органы поручиться не могут, то суть предлагаемого законопроекта сводится к тому, что страховщик почти бесплатно должен принять практически стопроцентный риск. При таком положении вещей такое страхование драйвером точно не станет.

Страхование ответственности медицинских работников вообще на сегодняшний день можно назвать клубком противоречий. Понимание необходимости страхования медицинских работников есть, а вот то, как это реализовать, – понимания нет. Кроме того, профессиональные объединения врачей, а их в Казахстане более 30, пытаются использовать механизм страхования как «морковку» для манипулирования членами ассоциаций и как гарантию выходного пособия для тех, кому не хватило профессионализма качественно выполнить свой профессиональный долг.

Обязательное страхование имущества от катастрофических рисков только называется страхованием, но к страховщикам, судя по текущей редакции законопроекта, никакого отношения не имеет. В одной из статей проекта закона вскользь упоминается, что помимо гарантированного государственного объёма застрахованной площади владелец недвижимости может застраховать остальное в добровольном порядке в любой страховой компании. Полагаю, что стимул для развития добровольного имущественного страхования граждан в таком случае – просто никакой.

Страхование сельскохозяйственных рисков, в частности хлебоприёмных пунктов и крупного рогатого скота, – нужный отечественному сельхоз рынку, а точнее сказать, специализированным госкомпаниям и банкам, кредитующим сельское хозяйство, инструмент гарантирования возвратности инвестиций. Но из-за опять же повсеместного мошенничества и непрофессионализма тружеников села – абсолютно не интересный страховому рынку продукт.

Что же получается? Из всех инициатив по привлечению страховщиков к отраслевым программам страхования ответственности и имущества ни одна не предполагает объективных условий страхования и пытается «за три копейки» продать страховщикам стопроцентный риск? Нет, господа, желающие сделать добро страховому рынку, предложив «перспективный» рынок для развития отрасли, решайте свои проблемы сами, у страхового рынка их и без вас предостаточно!

Страховщиков – не слышат!

Самой большой проблемой обязательных видов страхования были и остаются тарифы. Большая часть классов обязательного страхования, доля которых на сегодняшний день составляет не более 7 % в объёмах премий по обязательному страхованию, – ГПО перевозчиков, туроператоров и турагентов, страхованию опасных объектов, профессиональной ответственности – так и не получила своего развития. Низкие тарифы и перечень покрываемых рисков, который во многих случаях не отражает реальных рисков отрасли, сделали эти классы обязательного страхования практически неработающими.

Теперь возникает идея упразднить неэффективные классы обязательного страхования и ввести в профильных законах, регулирующих отдельные отрасли, условия по обязательному страхованию в добровольной форме. Иными словами, в Казахстане в скором времени могут появиться вменённые виды страхования, которые придут на смену неэффективным классам обязательного страхования. Может ли эта инициатива стать основой для качественного роста страхового рынка?

Под термином «вменённое страхование» страховщики условно понимают добровольные виды страхования, которые, не являясь обязательными в прямом смысле, играют роль дополнительной финансовой защиты или гарантии и являются обязательным условием для какого-либо вида деятельности или сопровождают какой-нибудь финансовый продукт. Как правило, вменённое страхование связано со страхованием ответственности перед третьими лицами. Вменённое страхование уже сейчас применяется при выдаче банками кредитов – речь идёт о страховании имущества, передаваемого в залог банку под обеспечение кредита, страховании жизни и здоровья заёмщика, комплексном страховании ипотеки, страховании имущества при передаче в аренду и лизинг и страховании ответственности при его эксплуатации.

Если будет введено вменённое страхование в какой-либо отрасли, то в рамках некоего обозначенного перечня рисков, подлежащих обязательному страхованию в добровольной форме, каждый страховщик будет самостоятельно формировать цену страхового полиса, используя собственную статистику страхового портфеля и проводя собственные расчёты. С одной стороны, это позволит перейти к более эффективному и гибкому ценообразованию на страховые продукты. С другой стороны, рынок высказывает опасения по поводу того, что отдельные игроки, усиленно демпингуя, соберут значительную часть страховой премии, а выплаты производить не смогут, что в очередной раз отрицательно скажется на имидже страхового рынка.

И всё-таки, если учесть, что, по некоторым оценкам, застрахованными являются на сегодняшний день не более 25 % рисков деятельности юридических лиц, а страхование рисков, связанных с имуществом и жизнью граждан, ничтожно мало, то введение вменённого страхования может стать стимулом к развитию страхового рынка, как считают страховщики.

Популярная в прошлом году тема обязательного медицинского страхования (ОМС) по инициативе Минздрава благополучно отошла на задний план, а жаль. Можно понять чиновников от здравоохранения: ведь рынок ОМС, построенный по принципу классического рыночного страхования с участием страховщиков, а не приснопамятного ФОМС, станет большой проблемой в части модернизации неповоротливой и сверху донизу коррумпированной системы здравоохранения. Основной аргумент – отсутствие бюджетных средств, но почему-то забывается, что основными участниками этого процесса останутся все-таки работодатель и трудоспособное население страны.

Расчёты, произведенные украинскими страховщиками, которые уже давно и успешно работают в сфере добровольного медицинского страхования, показывают: наличие полиса ДМС или ОМС позволит экономить существенно – до 2,5 раза расходы на медикаменты, которые составляют до 60-70 % стоимости лечения. Кроме того, перекрёстный контроль назначений врача и счетов медицинских учреждений со стороны страховой компании позволит упредить покупку лишних, зачастую дорогостоящих лекарств и проведение дополнительных обследований. Как отмечают украинские страховщики, из-за мошенничества со стороны медучреждений и желания врачей назначить ненужные препараты, украинские страховые компании вынуждены отказывать в оплате более 20 % сумм счетов больниц, что в итоге дисциплинирует медучреждения в части аппетита на необоснованные доходы за счёт страховщиков.

Помимо экономии на лекарственных препаратах значительную роль будет играть также снижение доли случаев самолечения. При наличии страховки клиент охотнее обратится за консультацией к специалисту. А значит, – потратит меньше денег на лекарства, которые бы покупал на основании рекламы.

По этой же причине будет снижаться количество заболеваний, а также их продолжительность. Ведь, имея на руках страховой полис, пациент с большей долей вероятности не будет затягивать с визитом к врачу при первых симптомах болезни.

Не имея же страховки, скорее всего, дотянет до осложнений. Немаловажным фактором, который поможет снизить расходы на лекарства и медицинское обслуживание, является также проведение регулярных медосмотров и профилактических мероприятий, которые предусмотрены условиями программ страхования. По некоторым оценкам, возможное внедрение регулярных медосмотров во всех компаниях, а не только на предприятиях со сложными условиями работы, позволит уменьшить заболеваемость сотрудников ещё на 25 – 50 %.

Со всех сторон - одни выгоды: обязательное медицинское страхование будет способствовать повышению качества медицинской помощи в стране, благотворно влиять на здоровье нации, стимулировать работодателей в части социальной защиты работников. Но голоса страховщиков пока - очень слабы, и Минздрав их не слышит!

Очевидно, что точки роста есть, но кто же будет двигать развитие отечественного страхового рынка?

Каков хозяин – таково и хозяйство!

Довольно интересен пример российского страхового рынка, который вышел с инициативой программы развития до 2020 года. Всероссийский союз страховщиков профинансировал проект по созданию комплексного исследования перспектив российского страхового рынка и написания программы развития. После выхода этого документа реакция рынка и регулятора была неоднозначной, но его появление как минимум положило начало процессу обсуждения, доработки и согласования этого документа. В итоге Правительством России этот документ был принят и в нём обозначены основные направления развития страхового рынка и количественные показатели, достижение которых позволит российскому страхованию занять позицию стратегически значимого сектора экономики. Среди основных положений стратегии – стимулирование развития добровольного страхования, расширение сферы деятельности субъектов страхового дела, развитие инфраструктуры страхового рынка, оптимизация системы управления рынками за счёт бюджетных средств, развитие системы сельскохозяйственного страхования и другое. Очень важно, конечно, что уже определены цели и ориентиры.

На фоне продвижения российских коллег казахстанский страховой рынок выглядит сиротой. Сначала –проблемы банков в кризисные годы, теперь – новая, национального масштаба проблема – это Единый накопительный пенсионный фонд.

И до страховщиков с их вроде бы несущественными вопросами, похоже, дело дойдёт не скоро.

Создание мегарегулятора на базе Нацбанка преподносилось ведь и как возможность системного видения развития отраслей и регулирования с учётом общенациональных интересов. На деле же видно: всё, что касается страхового рынка, – это опять то же самое «латание дыр» и затягивание решения вопросов до тех пор, пока они не наберут «критическую массу». И голоса страховщиков тоже – слишком слабы, а если прямо сказать - разобщены.

В основном каждый страховщик занят собственным бизнесом, пока тот ещё наплаву, куда там ещё до размышлений о развитии отрасли... Да и зачем? На то у нас есть компетентные органы.

Вот и получается замкнутый круг: регулятор то ли не хочет, то ли не может думать о развитии страхового рынка, а страховщики лишний раз не хотят привлекать к себе внимание – "кабы чего не вышло"?

А главный, вопрос остаётся открытым - кто же даст ума страховому рынку?

Источник: Журнал «Рынок страхования», № 7-8 (106-107) Июль-август 2013 г.

Марина Шиповалова