09
Пт, дек

Почему КСЖ не торопятся выпускать на рынок продукты инвестиционного страхования жизни

3 mainКСЖ не устают напоминать, что продукты с гарантированной доходностью являются альтернативой валютным депозитам.


Стоимость чистых активов по инвестиционно-накопительному страхованию жизни Zoloto Nomadov Invest (ZNI) под управлением компании по страхованию жизни (КСЖ) Nomad Life в середине июля 2022 года снизилась до $31 млн с январских значений в $34,5 млн. Сегмент страхования жизни при этом чувствовал себя неплохо – за пять месяцев 2022 года премии составили 69 млрд тенге против 62,5 млрд годом ранее.

Синица в руках и журавль в небе

ZNI остается единственным предложением unit-linked – инвестиционного страхования – в Казахстане, несмотря на законодательное оформление такого вида страхования еще в начале 2019 года. Unit-linked сочетает в себе опции страхования жизни и накопления капитала путем инвестирования средств в финансовые инструменты. В отличие от банковского депозита или накопительного страхования с гарантированной доходностью unit-linked позволяет инвестору самостоятельно выбирать стратегию инвестирования и в зависимости от степени риска получать инвестиционный доход.

В Nomad Life снижение чистых активов объясняют несколькими факторами. Во-первых, произошедшей коррекцией на фондовых рынках. Во-вторых, эффектом низкой базы, который обеспечил высокий прирост премий при запуске продукта (КСЖ вывела его на рынок осенью 2020 года). ZNI заинтересовал консервативных инвесторов, ранее работавших с брокерами и подуставших от напряжения активного инвестирования. Приходилось всегда быть в курсе событий и на связи с брокером, однако конечный эффект от инвестиций часто не превышал бенчмарк – индекс S&P500. В таком случае консервативным инвесторам было проще купить биржевой фонд на индекс и не тратиться на брокерские комиссии.

Другим преимуществом unit-linked является отсутствие налогообложения на прирост стоимости инструментов, торгуемых на внешнем рынке, поскольку инвестиционный доход приравнивается к страховой выплате. «В новый продукт заходили клиенты прежде всего премиального уровня. В первый год минимальная сумма инвестирования составляла $1,5–2 тыс., в среднем же клиенты заходили на $45 тыс.», – рассказывает директор департамента продаж и регио­нального развития Nomad Life Рамай Курбангалиев.

Во-третьих, на снижение чистых активов ZNI повлияли поведенческие настроения инвесторов. Дело в том, что продукт имеет комбинированную доходность. На 10% полученных от клиента денег начисляется гарантированный доход. Эта часть средств лежит в обеспечении выплат по страхованию жизни. Оставшиеся 90% денег не гарантированы доходностью. И оказалось, что в условиях сильнейшего шторма на фондовом рынке клиенты не готовы принимать на себя риски по негарантированной части. Но и уходить с фондового рынка клиенты не хотят. За шесть месяцев 2022 года компания зафиксировала снижение премий по ZNI, но за этот же период выросли на 46% премии по накопительному Zoloto Nomadov c гарантированной доходностью.

«Стереотипы казахстанцев таковы, что если они не видят роста, то делают выбор в пользу гарантированной доходности. Мы видим, что в совокупности по программам ZNI и Zoloto Nomadov денег сейчас больше. Клиенты готовы пожертвовать большей потенциальной доходностью перед гарантированной, которую мы обеспечиваем в Zoloto Nomadov, – отмечает Курбангалиев.

Наблюдаемая с начала этого года волатильность фондового рынка не повлияла на изменение гарантированной доходности по этому продукту. Она может составлять от 1,5%, если договор страхования заключен на 18 месяцев, и доходить до 3,41%, если договор заключен на 15 лет. Директор департамента управления и учета активов Nomad Life Нурбек Абжанов поясняет, что изменения не вносились ввиду того, что для исполнения гарантии под обеспечением находятся долларовые активы – облигации с фиксированным доходом инвестиционного уровня. В краткосрочной перспективе они имеют волатильность, но, «так как наши активы и обязательства имеют похожую срочность, риск волатильности нивелируется». Если клиент зашел в продукт на три года, то на этот срок покупаются финансовые инструменты с доходностью выше обязательств, чтобы через три года клиенту заплатить гарантированный доход. Как внутри этих трех лет бумага плавает – компании без разницы, она зафиксировала доходность при покупке ценных бумаг. Кроме того, у Nomad Life большой капитал (24 млрд тенге, активы 243 млрд тенге на начало июля 2022 года. – Прим. ред.), который может проглатывать инвестиционные риски, сообщил Абжанов.

Средства клиентов инвестируются Nomad Life в акции, облигации и биржевые фонды. Последний является ядром по продукту ZNI. ZNI – это пассивное управление активами в рамках предложенной линейки портфелей, основной целью которого является следование за определенным индексом. В состав одного из портфелей ZNI включены биржевые фонды, которые повторяют индекс S&P500. Список входящих в него компаний не статичен. Провайдер индекса ежеквартально обновляет веса каждой акции и состав индекса, оставляя лучшие по показателям компании.

Абжанов считает, что кризисы – это время КСЖ, объем капитала позволяет им покупать инструменты «на дне». «Мы ждали повышения ставок и держали часть средств в кеше. Сейчас по купленным активам с фиксированным доходом инвестиционного уровня ставка составляет 5–6% – выше, чем по обязательствам. Компания зарабатывает на разнице в ставках между активами и обязательствами, соответственно с доходом растет и капитал», – уточняет собеседник.

По мере восстановления аппетита к риску КСЖ ожидает приток новых клиентов. «Мы видим рост интереса к Zoloto Nomadov, потому что события первого полугодия показали, насколько рискованно оставлять деньги в банках, – говорит Абжанов. – Что касается ZNI, то по нему оживление возможно после положительных сдвигов на фондовом рынке: клиенты, которые сейчас удерживаются от приобретения программы, активизируются».

Гарантии всегда в цене

Любопытно, что, несмотря на видимые преимущества unit-linked – налоговые преференции, высокую капитализацию КСЖ, которая позволяет субсидировать на начальном этапе этот продукт (совокупные активы девяти КСЖ на начало июня 2022 года составили 788 млрд тенге против активов в 1,1 трлн тенге 18 компаний по общему страхованию), а также разделение рисков между клиентами и КСЖ через хранение клиентских средств отдельно от денег КСЖ, unit-linked не вошел в продуктовую корзину крупных КСЖ.

 1

В КСЖ «Халык-life» (активы в 252,4 млрд тенге) сообщили, что с учетом волатильности рынка компания тщательно готовится к продаже unit-linked и уделяет внимание проработке постпродажного сервиса для клиентов. «Учитывая, что продукт инвестиционного страхования жизни должен быть максимально гибким, удобным и в то же время технологичным, данный вопрос требует тщательной проработки. Компания учитывает все риски, связанные с выходом данного продукта», – сообщает заместитель председателя правления Халык-Life Андрей Джексембаев. Председатель правления КСЖ Freedom Life Азамат Ердесов (активы в 110,9 млрд тенге) говорит, что планирует запустить unit-linked после реализации ряда «новых уникальных продуктов для широкого круга клиентов».

Обе компании сейчас более ориентированы на классические продукты страхования жизни. Джексембаев отметил, что за пять месяцев 2022 года прирост премий (+1% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года) был зафиксирован в обоих группах продуктов: по накопительному страхованию жизни и по страхованию заемщиков кредита. Собеседник отмечает, что спрос на продукт накопительного страхования зависит от улучшения его потребительских свойств, хотя, «конечно, ситуация как на внутреннем, так и на внешнем рынке оказала огромное влияние на всех граждан страны, заставив изменить свое отношение к жизни и к деньгам». За пять месяцев 2022 года Халык-Life зафиксировала прирост договоров накопительного страхования жизни на 1682 единицы по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, причем 70% от общего количества заключенных договоров пришлось на договоры срочностью 15 лет.

Одним из самых популярных продуктов «Халык-Life» остается программа накопительного страхования жизни «Халык-Казына» с гарантированной ставкой до 3,52% в валюте в зависимости от срока страхования. Несмотря на волатильность курса доллара в начале текущего года, «продукт пользуется спросом, по нему сохраняется динамика продаж, аналогичная прошлому году».

По словам Ердесова, в 2022 году накопительное страхование жизни стало одним из самых динамично развивающихся и востребованных среди населения продуктов страхования жизни, особенно после получения налоговых льгот. Динамики добавила ускоренная цифровизация – появились накопительные программы, позволяющие заключать договоры с клиентом онлайн на сайте страховщика. Но наиболее чувствительно на потенциальных клиентов повлияли события февраля и марта: «Когда резко вырос курс доллара на фоне геополитических событий, люди стали больше интересоваться программами накопительного страхования жизни с индексацией к курсу доллара».

«Выбирая накопительное страхование, клиент хочет одновременно выгодно копить, получать доход от своих накоплений и при этом быть уверенным в том, что при страховом случае его семья (наследники) будут иметь финансовую подушку безопасности», – отмечает собеседник. Сейчас у Freedom Life два флагманских продукта: программа Freedom First, у которой доход от накоплений сроком до пяти лет может составить до 2,76% в долларах, и Freedom Capital с годовой ставкой вознаграждения до 4% при заключении договора сроком до 10 лет.

КСЖ не устают напоминать, что продукты с гарантированной доходностью являются альтернативой валютным депозитам с их ставкой равной или ниже 1% годовых. А также перечисляют другие преференции: невозможность конфискации и арест средств по накопительным страховым программам и нераспространение на них претензий третьих лиц ввиду того, что законодательно средства относятся на страхование жизни.

Продукты с гарантированной доходностью по своим опциям становятся максимально приближенными к депозиту. Помимо первоначального страхового взноса предусматриваются дополнительные взносы, которые увеличивают накапливаемую сумму, а со второго года появляется возможность получать частичную выплату накоплений. «Создавая программы с разными условиями, мы предоставляем потребителю выбор наиболее оптимального для него варианта накопления как по срокам страхования, так и по ставке вознаграждения», – говорит Ердесов. Важно, считают страховщики, одновременно повышать финансовую грамотность населения. Первостепенная задача, по словам Джексембаева, заключается в разъяснениях, что накопительные продукты с гарантированной валютной доходностью в период волатильности как раз и проявляют свои преимущественные качества – накопление и страховую защиту.

А что же unit-linked?

Эксперт Кайрат Чегебаев, бывший глава Nomad Life, отмечая перспективность инвестиционного страхования ввиду полученных от государства преференций, уточняет, что unit-linked привязан к показателям фондового рынка. И пока рынок не стабилен, результаты у продукта также нестабильны, но «при этом есть два аспекта, на которые нужно обращать внимание». Во-первых, долгосрочность продукта, то есть временные колебания не должны нервировать клиента, хотя, «конечно, человеческая психология такова, что это дается нелегко». Во-вторых, Чегебаев полагает, что падающие рынки – это хорошая возможность зайти в продукт, так как это позволит реализовать существенную прибыль при росте рынка в будущем.

По словам собеседника, у КСЖ при формировании инвестиционного портфеля в рамках инвестиционной декларации есть простор для финансового маневра. Управляющие разрабатывают защитные инвестиционные портфели, чтобы дать клиенту возможность переждать колебания на фондовых рынках. С учетом текущего фондового шторма, по словам Чегебаева, маркетинг КСЖ должен усиливаться в части понимания фондового рынка и поведения клиентов. «Знание и компетенция страховой компании должны быть ориентированы на работу с клиентом индивидуально, в большинстве случаев это обучение клиентов и сопутствующая помощь при выборе инвестиционных стратегий», – поясняет собеседник.


 2

Как глава КСЖ, первой запустившей unit-linked, Чегебаев высказывает свою точку зрения, почему на рынке не тиражируется этот продукт. Есть ряд особенностей, связанных с отсутствием компетенции, так как продукт новый и требует не только существенной автоматизации процессов, но и проработки всех остальных вопросов – техники продаж, разнообразия предлагаемых инвестиционных портфелей для удовлетворения потребностей любого клиента и многого другого. Иметь кадры с такой высокой квалификацией может позволить себе зачастую только крупная компания.

Проблемой, по мнению собеседника, является и внутригрупповая конкуренция среди продуктов. Если в финансовой группе есть управляющая компания, предлагающая ПИФы и другие продукты, которые не имеют налоговых льгот, то предложение unit-linked будет в определенной мере дискредитировать другие продукты группы. Еще один момент, по словам собеседника, связан с тем, что при запуске продукта есть большие постоянные расходы. И если не набрать должный объем портфеля, продукт может стать «тяжелым» для страховой компании, закрыть его сразу не получится, так как договоры долгосрочные, а учитывая, что продажа и сопровождение такого продукта – непростая задача, компании могут и не решиться на этот шаг. При этом инвестиционные риски для КСЖ отсутствуют, так как клиент сам принимает все риски на себя при выборе инвестиционных портфелей.

Автор: Татьяна Батищева

Источник: forbes.kz