Menu
RSS

Игорь Юргенс: "Союз страховщиков – стратегические инициативы и перспективы"

В 2014 году главное объединение российских страховых компаний – Всероссийский Союз страховщиков (ВСС) отмечает свое 20-летие. Знаменательная дата выпала на непростой период реформирования страхового законодательства и надзора, ожидается существенное изменение структуры рынка и повышение роли саморегулирования. В преддверии юбилея Президент ВСС Игорь Юргенс комментирует порталу «Страхование сегодня» задачи и перспективы своей организации в новых условиях.

 

Игорь Юрьевич, с чем ВСС подходит к своему 20-летнему юбилею? Какие изменения в отрасли Вы наблюдаете? Какие достижения и реализованные проекты ВСС хотелось бы отметить?

Об отрасли, в целом, после своего 10-летнего отсутствия могу сказать, что профессионализм в ней заметно вырос. Активно работают профильные союзы и объединения, занятые обеспечением работы по важнейшим видам страхования, в частности, в таких масштабных проектах, как ОСАГО, ОПО, ОСОПО.

В области внедрения интернет - технологий страховщиками пройдены существенные этапы, особенно в РСА и НССО, где достигнут высокий уровень автоматизации процессов, появилась возможность контролировать компании, получать необходимую статистику, создавать базы данных, вести аналитику.

Прошедшие  годы показали, что отрасль, в которой нет государственных активов, а есть только частные, может развиваться довольно эффективно. Это говорит о том что, в принципе, рыночная экономика в отечественном страховании  состоялась. Нигде более, разве что в розничной торговле, в России такого феномена нет. Даже в сфере мобильной связи то, как плотно государство занималось «тройкой» основных операторов, какое было каждодневное участие министерств и ведомств, говорит о том, что там государственное влияние присутствовало. У нас же возникла жизнеспособная отрасль.

На каком первом большом проекте Вы поняли, что отрасль, как субъект переговорного процесса с государством, действительно состоялась, что государство готово общаться с ВСС?

В истории моей работы в ВСС в конце девяностых - начале двухтысячных годов, пожалуй,  это кампания по борьбе со схемами в страховании жизни. Понятно, что для многих страховщиков схемный бизнес – это был просто этап становления, единственный относительно легитимный способ накопления первоначального капитала, технологий и всего остального.  Однако государство поняло, что можно поставить и решить вопрос с отказом от схем налоговой оптимизации и перейти к классическим видам страхования. И это сделали, причем без каких-то особых потрясений. Страхнадзор в тот момент поработал над этим очень плодотворно, «схематоз»  планомерно убирали, и оставшиеся на рынке порядочные люди с облегчением на это пошли.

А согласование специальной схемы погашения ГКО для страховщиков в 1998 году?

В тот момент государство показало, что оно относится к этому ответственно. Мы создали «революционный штаб» и совместно с НАУФОР, ПАРТАД и АРБ искали  решения с Минфином. Всегда с огромной благодарностью буду вспоминать роль Олега Вьюгина и Беллы Златкис, двух тогда действующих заместителей министра финансов, фактически спасших нашу отрасль, компенсировав потери, которые в противном случае для страхования были бы катастрофичны.

В то же время есть повод вспомнить и о не реализованных пока проектах, например, таких, как омбудсмен и актуарии, которые еще не удалось запустить?

Да, каким-то образом многие годы прошли мимо этих проектов, зато сейчас мегарегулятор взялся за них как за первоочередное дело.

Что касается актуарной деятельности, наконец – то,  вышел закон по актуариям, и теперь уже все зависит от нас. Реестр актуариев сейчас  создается. Какие-то слова, которые раньше носили эфемерно-символический характер, например, «актуарный аудит» - приобретают практический смысл.

Законопроект по омбудсмену прошел все согласительные процедуры в Правительстве и будет вноситься в Думу. Так что эти два проекта в стадии реализации.

Какие еще законопроекты, обсуждаемые сейчас, Вам представляются наиболее значимыми?

Очень тяжелая судьба у законопроекта по страхованию жилья. Я до сих пор не уверен, почему бы не сделать это страхование обязательным. Аргументы «против» носят спорный характер. И даже если оно будет вмененным, но с поощрением со стороны государства за заключение договора страхования –  будет значительный шаг вперед. Сейчас мы на заключительной стадии подготовки проекта перед внесением его на рассмотрение в Государственную Думу.

Еще, как мне кажется, должен быть рассмотрен вопрос о страховании экологических рисков – как дополнение к закону по ОПО. И стране, и миру грозит всё большая нестабильность в экологической сфере, с этим надо что-то делать, об этом задумываются главы государств «восьмерки» и «двадцатки». Последствия экологических аномалий становятся настолько дорогостоящими и частыми, что без объединения усилий решать проблемы невозможно.

Рассматривается также вопрос об обязательном страховании космических рисков – на фоне тех огромных сумм, которые потерял бюджет в прошлом и позапрошлом году.

Летом 2013 года было объявлено о расширении сотрудничества ВСС с другими объединениями участников бизнеса и организациями потребителей. Удовлетворены ли Вы тем, как разворачивается эта деятельность?

Без активного участия гражданского общества в развитии экономики ни одна из развитых стран не мыслит себе будущего и не имеет инструментов повышения эффективности. Это подтверждено в  работах Нобелевских лауреатов по экономике. Такова практика современной жизни.

У нас в стране гражданское общество тоже прокладывает себе дорогу различного рода законодательными инициативами, например, сейчас на выходе законопроект «Об общественном контроле». Но пока  это носит немного «витринный» характер – создаются различные общественные и экспертные советы, скорее только обозначающие то, что с обществом посоветовались.

На Западе более глубокое проникновение, в частности, после второй мировой войны во Франции, Австрии и в ряде других стран были созданы социально-экономические советы, без одобрения которых ни один соответствующий законопроект не попадает в парламент страны. ВСС стремится сотрудничать с различными общественными объединениями – это не причуда и не перенос демонстративной активности куда-то вовне, а крайне необходимый для нашего рынка механизм.

Для меня всегда было примером, что при введении ОСАГО в США каждый из  50 страховых надзоров  штатов ежегодно назначал тариф по представлению союза страховщиков штата после консультаций с обществами потребителей. В этом смысле мы будем сотрудничать  с РСПП,  ТПП,  «Опорой России», обществами защиты прав потребителей. Теперь взаимодействие с общественными объединениями –  непосредственный производственный фактор. Поэтому мы начали с ними диалог, подписали ряд соглашений и создали совместные площадки.

Расскажите о таком направлении работы, как создание единого страхового пространства в рамках ЕврАзЭс – какие шаги предпринимаются на данном этапе? Есть ли уже осязаемые результаты? Что должно измениться после создания единого страхового пространства?

Думаю, что страховщики во многом здесь пионеры. Это подтверждается и приветствуется в  ЕврАзЭс и Таможенном союзе. Работа по направлению «Страхование» была начата еще до меня, усилиями ряда коллег, в частности, Сергея Саркисова, который создал и возглавил в июне 2012 года  Евразийский конгресс страховых организаций (ЕКСО). Люди бизнеса давно об этом думают, а это означает, что есть не столько государственно-политическая воля, сколько экономическая целесообразность.

Действительно, мы видим, что у крупных российских страховых компаний имеются активы в Армении, Белоруссии, Казахстане, Украине и т.д. При этом  сохраняется непризнание лицензий страховщиков и равенства перестраховщиков, преференции государственным компаниям и другие проблемы.

Мы приступили к их решению и намерены планомерно идти по этому пути. В 2014 году предстоит несколько знаковых мероприятий. Российское правительство поддерживает данную работу. Есть понимание необходимости доступа российских участников к некоторым видам деятельности в партнерских странах. Есть понимание неправильности организации перестраховочного процесса. Это минимум, а дальше, думаю, дело пойдет.

Как строится взаимодействие ВСС с мегарегулятором?

Мне в этом смысле повезло: в первый период работы в ВСС довелось выстроить отношения с очень талантливым человеком – тогдашним главой страхового надзора Ильей Вадимовичем Ломакиным-Румянцевым, и сейчас отношения с мегарегулятором и его управленческой вертикалью – нормальные, конструктивные. У ВСС и у меня, как его руководителя, нет дефицита ни в получении информации, ни в возможности донести нашу точку зрения. Пусть она не всегда воспринимается, но нас слушают и слышат, а это очень дорогого стоит.

KPI Центрального Банка разрабатывались с нашим участием, что тоже уникальный опыт. Так что начало сотрудничества с ЦБ весьма впечатляющее, надеюсь, что так будет и дальше.

Каков план трансформирования ВСС в СРО всех страховщиков?

Пока такой план в процессе разработки, поскольку он может  быть реализован только после принятия закона по финансовым СРО. Мы видели несколько итераций обсуждения   законопроекта, они все здравые. В качестве передаваемых функций там общими мазками обозначена стандартизация, сбор статистики, поведенческий контроль за организациями-членами СРО, разработка типовых правил, то есть базовый набор. Не совсем пока ясно, как это можно  осуществлять в условиях пяти довольно крупных профильных организаций по видам страхования. Но в остальном, как действовать, после того, как в Думе определятся с окончательной редакцией законопроекта, нам понятно, у нас есть и люди, и структура.

Мне кажется, что по факту «союз союзов» почти сложился. Сейчас нет противоречий с РСА, НССО и другими объединениями по поводу вопросов, которые мы ставим перед государством или государство перед нами. Но распределение функций по всем конкретным направлениям  будет определено только после принятия закона.

Что делается ВСС в части решения проблемы сложившейся судебной практики по страховым спорам? Ведется ли диалог с ВАС и ВС, есть ли у страховщиков шансы быть услышанными и понятыми?

Основную часть проблемы могли бы снять поправки в закон «Об организации страхового дела» и в закон по ОСАГО, где  четко сказано о невозможности механического применения законодательства о защите прав потребителей. Возвращаясь к вопросу о судах, надеюсь, помимо поправок в закон сработает и разъяснительная роль ЦБ. Она вполне прогрессивная, считаю, что ЦБ адекватно балансирует позицию Минфина и других ведомств.

Какова позиция ВСС в вопросах развития рынка долгосрочного страхования жизни в России и участия страховщиков в реформируемой системе негосударственного обеспечения? Страховщики жизни сетуют, что им не так часто доводится участвовать во встречах высшей власти с представителями рынка…

Я бы не согласился с такой оценкой. На последней встрече в Минфине присутствовали многие члены президиума ВСС и АСЖ.  Борис Йордан, Данил Хачатуров, Николай Галушин и остальные докладчики высказали Министру финансов почти единую позицию. Даны соответствующие  поручения по уравниванию нас с НПФ в корпоративных пенсиях и долгосрочном страховании жизни, а также по узакониванию юнит-линкд страхования. Мы будем следить за исполнением данных поручений. Так что все вопросы по страхованию жизни постоянно ставятся на разных уровнях, они четко сформулированы и много раз докладывались министрам и председателю ЦБ.

Для решения вопросов развития рынка страхования жизни создана и активно функционирует Ассоциация страховщиков жизни (АСЖ) и соответствующий комитет в ВСС. Там инициативная слаженная  команда, мы им помогаем, в том числе в GR-компоненте.

Другой вопрос, что здесь играет большую роль конкурентоспособность их продуктового предложения. А на данном этапе развития наших финансовых рынков и инструментов я не очень уверен, что в условиях, когда банк дает по депозитам 7-10 % годовых, страховщики жизни смогут предложить массовому потребителю сопоставимый по привлекательности  продукт.

Уровень развития страхования жизни –  функция от развития экономики, культуры и многих других составляющих. Быстрых решений здесь не будет. Конечно, страховщикам очень хорошо помогло банкострахование, но для перехода в классику нужно поработать еще и самим.

Еще им в какой-то мере помогает не самая благоприятная тенденция в сфере реформирования пенсионной системы?

Да. Исторический шанс у них есть, а как они им воспользуются – посмотрим.

Что нового в работе ВСС со страховыми брокерами?

Крупнейшее объединение брокеров вступило в члены ВСС, мы с ним регулярно советуемся, присутствуем друг у друга на мероприятиях, наиболее передовые и креативные из его участников помогают нам по целому ряду направлений (как в прямом страховании, так и в перестраховании). Но более четкая программа сотрудничества ВСС и брокеров сможет появиться только после того, как появится закон по финансовым СРО, в котором брокеры будут одним из субъектов. Учитывая то, какие у лидеров брокерского сообщества руководители, какое у них мышление, думаю, наши взаимоотношения будут успешно развиваться.

Как строится работа ВСС с профильными объединениями страховщиков по видам страхования  – не только РСА и НССО, но и НСА, МСМС?

Что касается НСА и МСМС, то как и в случае с АСЖ, мы стараемся по каждому направлению делать все, что в наших силах – сопровождаем проекты, помогаем, но не вмешиваемся в сугубо внутренние дела объединений. В этом нет необходимости, там профессиональные опытные специалисты, которые уже десятилетия работают на рынке и знают все особенности. Когда им нужно включить дополнительные связи в государственных и общественных структурах – мы подключаемся. Это каждый раз «штучная» работа, но системно закрепленная.

Все руководители профильных объединений являются вице-президентами ВСС, действует Координационный совет. Никаких проблем во взаимодействии у нас нет. И до принятия закона по СРО мы ничего не форсируем, да и после будем работать как союз союзов примерно в таком же виде, но возможно, в чуть большем объеме.

Не планирует ли ВСС «перезагрузку» ряда старых проектов, временно отложенных, например, противодействие страховому мошенничеству или работа со страховой статистикой?

По борьбе со страховым мошенничеством я пока не чувствую коллективной воли членских организаций возобновить какой-либо  крупный проект. Это, вероятно,  в большей мере вопрос РСА.

А вот задача в области страховой статистики  действительно встала для ВСС в полный рост. Это совершенно точно будет нам вменено по новому закону о СРО. Проблема ведь теперь не в сборе (в эпоху современных интернет - технологий это несложно), а в анализе статистических данных. Сейчас мы начали возобновление этого проекта на добровольной основе.

И в целом, мы будем в первую очередь реализовывать те проекты, потребность в которых будет явно выражена и подтверждена жизнью.

Изменилось ли что-то во взаимодействии страхового сообщества с РСПП, в котором Вы проработали длительное время, и который в ряде вопросов был в оппозиции страховщикам?

Пока мы провели одно совместное мероприятие – по ОПО. Пригласили представителей ЦБ и Минэка, который выражал озабоченность тарифами. Мы передали всю статистическую базу и в Минэк, и в ЦБ. Состоялся конструктивный разговор. Одни участники считают, что надо накопить статистическую базу, после чего может быть коррекция тарифов, другие считают, что тарифы завышены.

Формат встречи доказал свою целесообразность, следующей темой будет медицинское страхование. В принципе, может быть вынесено на обсуждение все то, что зависит от акционеров компаний, промышленных предприятий и т.д. Мне это представляется конструктивным и  перспективным.

Планируется ли участвовать в работе по реформированию ОМС, роль страховых организаций в котором была существенно снижена в последние годы?

Да. Схема прорисована, тема прошла первичное обсуждение в РСПП и нами совместно внесена в Правительство. И хотя получены позитивные отклики, не буду скрывать, борьба между сторонниками бюджетной и страховой медицины идет нешуточная. Пишутся грандиозные доклады и отчеты. Мы исходим из того, что Президент РФ высказывался в пользу укрепления страховых принципов в здравоохранении.

Работа идет практически постоянно. Не скрою, что мы здесь рассчитываем на МСМС и помогаем им,  где можем в любых форматах. Мне кажется, что при наличии в государстве двух систем – частной и общественной медицины – у ДМС, безусловно,  перспектива хорошая. По мере накопления средств, человек начинает ценить здоровье выше, чем текущее потребление, поэтому он будет обращаться к  ДМС. А ОМС должно трансформироваться. Страховщик будет не только андеррайтером, риск-менеджером и соорганизатором процесса, а должен принимать участие в определении всей финансовой политики отрасли. И конечная цель – мотивировать лечебные учреждения на профилактику заболеваний, а не только на лечение.

Надо сказать, что ни одна страна в мире своим здравоохранением не довольна в полной мере. В «богатых» США впервые за 200 лет около 50 миллионов человек только начали получать бесплатное медицинское страховое покрытие, при этом запуск системы сопровождался сбоем, критикой и риском сворачивания. Английская система считается наиболее передовой, однако такого количества жалоб нигде больше нет. Французы неплохо наладили свою систему, но страна явно надломила свой хребет на всех  социальных выплатах. Это сложный поиск пути, Сцилла и Харибда. Будем идти.

Задача страховщиков ОМС – зарабатывать не на болезнях, а на профилактике. Доходную часть надо построить таким образом, чтобы ценилось именно это, чтобы не было ситуации, когда постоянно прописываются какие-то дорогостоящие обследования и медикаменты. Система должна основываться на правильно построенных профилактических мероприятиях и диспансеризациях, только это приемлемо для улучшения здоровья нации.

Как Вы оцениваете степень готовности национального рынка к реализации соглашения по ВТО и полноформатному выходу иностранцев на наш рынок?

Понятно, что отечественные страховщики, работая прилично, имея хороших акционеров и капитализацию, никуда бы не делись. В масштабах России у них есть преимущества перед зарубежными компаниями. Иностранные филиалы, которые могут появиться здесь в соответствии с правилами ВТО, желанными конкурентами не будут, но наших не задавят. Однако отечественная  страховая отрасль  ещё  недокапитализирована, недореформирована и недоукомплектована высококвалифицированными кадрами. Мы готовим достаточное количество страховых специалистов, но это количество, а не качество, и над этим надо будет работать.

Пока что иностранные страховщики не только приходят, но и понемногу уходят из российского страхового ритейла…

Это связано со спецификой нашего рынка, у нас очень жесткий общий регулятивный режим (не в плане страхнадзора, а всей экономической жизни). А возьмем ОСАГО -  против двойного лома (закон о правах потребителей плюс заниженные тарифы) приема действительно нет, не выдержал убытков даже опытный швейцарский страховщик. Местные-то компании к специфике нашего национального рынка приспосабливаются с трудом, что уж говорить об иностранных. Им это просто не нужно, есть немало более дружественных юрисдикций.

Что Вы думаете по проблеме недостаточной рентабельности и инвестиционной привлекательности российских страховых компаний? Как сообщество должно решать задачу ее повышения?

Наверное, такая задача возникнет  тогда, когда будут решены базовые проблемы санации и стимулирования рынка. До того говорить об инвестиционной привлекательности, особенно для крупномасштабных инвесторов извне (распыленных или стратегических) – преждевременно, ограничений слишком много. Когда (и если) отечественным страховщикам и уже пребывающим на рынок дочерним обществам иностранных компаний помогут расчистить авгиевы конюшни, тогда можно будет об этом говорить.

Какое будущее Вы усматриваете за российским национальным рынком перестрахования? У многих экспертов есть ощущение, что мы присутствуем при последних днях национального перестрахования, оно обоснованное?

Есть желание посмотреть на преодоление этой проблемы сначала хотя бы в рамках Таможенного союза, потом в рамках БРИКС. Собственно, нужно составить хоть какую-то альтернативу монополии западных перестраховщиков, которые это положение используют очень жестко. Чтобы начинать изменения, также необходимы хорошие специалисты, средства и соответствующий регулятивный режим.

В Чехии, Венгрии, Прибалтике и многих других странах Восточной Европы этой национальной отрасли просто нет. Они посчитали, что поддерживать ее очень трудно и незачем. А мы взяли на себя огромный труд попробовать сделать это сами, в какой-то мере сделали, но сейчас испытываем реальные трудности, потому что прошлая модель роста больше не работает, а новая модель нам пока не известна. И вот тут перед нами, так же как и перед всей экономикой, встает вопрос: а новая модель будет? Где тот правильный вариант смешения нашего, западного и даже восточного (китайского, корейского) подходов? Как поднимутся крупные собственные игроки, обслуживающие интересы финансово-промышленных групп и банков?

Политическая воля на модель дальнейшей этатизации и чеболизации –  отдельная история. Почему-то каждый раз, когда встаёт проблема, первым вариантом её решения предлагается государственная компания. В данном случае – государственная перестраховочная компания. А может быть  нам все же нужна другая, более гибкая модель, частная, или государственно - частная?

Возможно, решение проблемы связано с реализацией проекта создания в Москве Международного Финансового Центра? Внутри него специальный проект «Москва – центр восточно-европейского перестрахования», хотя бы для рисков из бывших советских республик, был бы вполне возможен?

В свое время стартап такого перестраховочного проекта оценивался в 1 миллиард долларов, сейчас, думаю, еще больше. Китайская перестраховочная компания имеет капитализацию в  4 миллиарда долларов, есть большая емкость у бразильцев. Никакого стремления со стороны Минфина, Казначейства и ЦБ взять такие деньги и кому-то вручить надолго с непонятными результатами, а также найти где-то суперменеджера, который бы смог этим заниматься – пока нет.

Есть другие, достаточно интересные планы, например, по перестраховочной емкости БРИКС. На бумаге они выглядят хорошо, но, подчеркиваю, мы в этом объединении будем не самыми крупными акционерами, поэтому пока грандиозного энтузиазма нет.

В каком состоянии сегодня международная деятельность ВСС, отношения с иностранными союзами страховщиков?

Отношения с союзами развиваются. Самые важные обсуждаемые вопросы касаются, в основном, вышеупомянутых проблем перестрахования. Еще один международный аспект связан с тем, что у нас не только завершается процесс по вхождению в ВТО, но мы, скорее всего, вступаем, и в ОЭСР. Нам, как и банкирам, придется внедрять Solvency II. И здесь все технологии и знания, которые могут предоставить международные общественные организации страховщиков, обязательно пригодятся. На данной стадии мы больше обмениваемся опытом, участвуем в мероприятиях, готовимся к тому, чтобы полученные знания применить в будущем. Последняя сессия с немецким союзом страховщиков была проведена в совершенно конкретной практической плоскости, и стала интересной не только нам, но и представителям регулятора (по моторному страхованию, тарификации, сотрудничеству надзора и союза страховщиков и многим другим вопросам). Таким образом, мы постепенно втягиваемся в международную жизнь и  становимся полноправным ее участником.

"Страхование сегодня" http://www.insur-info.ru/

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить