Menu
RSS

«Банкострахование в Казахстане»

Несмотря на внесенные поправки в закон о банках и банковской деятельности, в соответствии с которыми банки ныне не вправе ограничивать заемщиков в выборе страховой компании, развитие реальной конкуренции на рынке банкострахования, так и не наблюдается. И ситуация не изменится до тех пор, пока не будут решены ключевые проблемы рынка.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Уважаемые дамы и господа. Разрешите открыть сегодняшний круглый стол. Тема круглого стола – «Банкострахование в Казахстане». Дело в том, что год назад мне довелось проводить круглый стол по страхованию. И так случилось, что во время этого круглого стола мы обсудили очень многие вопросы, и очень поверхностно затронули банкострахование, несмотря на то, что как раз год назад произошли изменения в законодательстве и рынок банкострахования должен был, по крайней мере, ожидалось, что он сильно может измениться. Прошел год и, во-первых, мы хотели бы восполнить тот недостаток обсуждения, который случился год назад, поговорить побольше о банкостраховании. А, во-вторых, подвести те итоги, которые можно наблюдать по истечении года после внесения изменений в законодательство по поводу банкострахования.

Жахин Арман, Заместитель генерального директора ТОО «Эксперт РА Казахстан»:

Здравствуйте, уважаемые дамы и господа. Позвольте представить вашему вниманию презентацию на основе исследования «Рынок банкострахования: бег на месте». Ключевой вывод исследования заключается в том, что, несмотря на внесенные поправки в закон о банках и банковской деятельности, в соответствии с которыми банки ныне не вправе ограничивать заемщиков в выборе страховой компании, развитие реальной конкуренции на рынке банкострахования, мы так и не наблюдаем. И ситуация не изменится до тех пор, пока не будут решены ключевые проблемы рынка: навязывание банками услуг определенных страховых компаний и низкий уровень осведомленности заемщиков о свободном выборе страховщиков.

Что касается динамики премии по видам страхования, связанным с кредитованием, то благодаря росту объемов кредитования, которые в 2011 году выросли, хоть и не докризисных уровней, то они в 2011 году пошли вверх и по некоторым видам достигли максимальных значений. Но заметного перераспределения премии по указанным видам страхования, это в первую очередь страхование от несчастного случая, страхование автотранспорта, страхование имущества, перераспределение от аффилированных страховщиков в пользу неаффилированных мы так и не наблюдали. То есть конкуренция в большей степени разворачивалась в административном поле, но не приводила к результатам в виде распределения премии.

И развитие реальной конкуренции на рынке банкострахование не удастся добиться, пока не будут решены фундаментальные проблемы. Формальное исполнение требований законодательства банками, низкий уровень осведомленности заемщиков о свободном выборе компании, отсутствие единых правил аккредитации при банках.

Первая проблема – формальное исполнение требований законодательства банками – она выражается в том, что некоторые банки продолжают, так или иначе, навязывать услуги своих дочерних страховых компаний, либо берут риски по страхованию на себя, а страхуют их опять же в своих дочерних компаниях. В итоге значительный сегмент рынка банкострахования остается, по-прежнему, недоступен для неаффилированных страховщиков. Решением этой проблемы может стать более жесткий контроль за исполнением требований законодательства и введение единой аккредитации страховых компаний при банках, к которым заемщики будут иметь равный доступ.

Следующая проблема – это низкий уровень осведомленности заемщиков о свободном выборе страховщиков, который выражается в том, что у заемщиков, по сути, отсутствует заинтересованность в выборе более выгодных условий страхования, и они принимают условия страхования, предлагаемые банками по умолчанию. В итоге ценообразование на рынке банкострахования становится не гибким, а заемщики не предъявляют реального спроса на услуги страховых компаний. Решением этой проблемы может стать общая более широкая просветительская работа в средствах массовой информации, обязанность кредитных менеджеров информировать заемщиков об их правах, и придание более просветительского характера рекламе страховых компаний.

Следующая проблема – это отсутствие единых правил аккредитации страховых компаний при банках. В результате того, что отсутствуют единые правила, на рынок могут получить доступ страховщики, которые не обладают высоким уровнем надежности. Также появляется угроза демпинга. В конечном итоге это может привести к росту риска неплатежей. Решением может стать разработка единых критериев аккредитации страховщиков при банках и повсеместное ее введение. И либо использование рейтингов надежности в качестве инструмента аккредитации.

Мы проводили опрос среди страховщиков. Они предлагали нам те критерии, которые могли бы послужить инструментом для аккредитации. Среди них следует в первую очередь выделить достаточность страховых резервов, достаточный объем ликвидных активов, стабильное финансовое состояние компании, развитая филиальная сеть, надежная перестраховочная защита, организационная готовность ведения бизнеса и так далее.

По сути все эти факторы, которые были указаны страховщиками и многие другие анализируются при присвоении рейтинговой оценки. То есть рейтинговая оценка надежности – она дает более комплексное представление об уровне надежности страховщика, так как анализ рисков ведется по основным направлениям деятельности компании. Поэтому более универсального инструмента для оценки надежности, использования его в качестве инструмента для аккредитации вряд ли удастся найти.

Скачать презентацию в формате Power Point 

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Прошел год с принятия поправок в законодательство. Прежде всего хотелось бы поговорить о чем идет речь, потому что рынок банкострахования мы часто используем как некую фигуру речи, а статистики как я понимаю четкой нет. По нашим наблюдениям получается, что рынок банкострахования – это примерно 20-30 % от всего рынка страхования. Вот хотел обратиться к Даурену Салимбаеву.

Даурен, скажите, пожалуйста, по мнению Национального банка, каков объем рынка банкострахования, как он меняется, какова его динамика и самое главное, что по вашим ожиданиям будет происходить с этим рынком в ближайшие год, два, три?

Салимбаев Даурен, Начальник управления методологии пруденциального контроля и надзора Национального Банка Республики Казахстан:

Когда мы говорим о банкостраховании, то мы, прежде всего, говорим о классах и видах страхования, которые связаны с заемными операциями. У нас есть более детализированная статистика. Вопреки ожиданиям рынок вырос, вырос на 86 % и составил 17,3 млрд. тенге. Это страховые премии по договорам страхования, связанным с заемными операциями.

В 2010 году рынок составлял 9,3 млрд. тенге. Если убрать основных лидеров – три компании, то рынок банкострахования вообще несущественен. В целом рынок банкострахования и рынок, связанный со страхованием заемных операций, составляет 10 % от всех премий, принятых в 2011 году. В принципе все.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Вы считаете, что та ситуация, которая сейчас наблюдается, то есть в основном первые три компании берут на себя большую часть этого рынка, а в бизнесе остальных это порядка 10 %. Вот эта ситуация она такая равновесная, или она будет меняться в ближайшее время? Или, скажем так, к чему стремился бы Национальный банк, какая ситуация на ваш взгляд была бы близка к идеальной, что ли?

Салимбаев Даурен, Начальник управления методологии пруденциального контроля и надзора Национального Банка Республики Казахстан:

Я бы задал вопрос такой всем страховщикам и банкам. Для чего вообще необходимо обязывать заемщика страховаться в аффилированной компании? Если, по сути, риск – он остается внутри группы и такого существенного экономического эффекта от обязывания заемщиков и прочих клиентов страховаться именно в аффилированной компании. Мне кажется, нет.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

То есть вы ожидаете, что будет такое выравнивание по рынку?

Салимбаев Даурен, Начальник управления методологии пруденциального контроля и надзора Национального Банка Республики Казахстан:

Что касается рынка, наверное, темпы сохранятся, объем будет расти.Расти, на мой взгляд, будет более медленными темпами, чем страхование, не связанное с банковскими операциями.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Банки не вправе ограничивать заемщиков в выборе страховой компании, как уже было сказано, тем не менее многие банки привязывают. И в принципе я пытаюсь поставить себя на место председателя правления банка, наверное, деньги не должны уходить из семьи, как говорится, и вполне логично направлять деньги в свою структуру. С другой стороны вроде бы есть свободная конкуренция и изменения в законодательстве именно об этом и говорят. Я хочу понять, как с точки зрения рынка это все выглядит, какова динамика. Я этот вопрос хочу задать Айдару Аукенову. Как на ваш взгляд, есть влияние закона на конкуренцию на рынке?

Аукенов Айдар, Управляющий директор по корпоративному бизнесу АО «Нефтяная страховая компания»:

Влияние закона конечно имеется. Он вступил с мая 2011 года. Мы, на данный момент, чувствуем, что все больше и больше финансовых институтов, больше заемщиков обращают внимание на разные продукты, идет расширение спроса. В одном из российских банков аккредитовано более 10 страховых компаний.  К нам обращаются даже, скорее всего из тех трех групп, о которых сказал Даурен. Они обратились в банки с указанием того, что они готовы рассматривать выплаты от нас, то есть такая постепенная динамика появляется. В отношении нашей компании мы на сегодняшний день видим только тот же портфель, что и был в 2010 году,  2011 год мы закончили. Наши ожидания, что 2012 год будет более динамичным и все больше и больше финансовых институтов дадут доступы к своим портфелям.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

А что их сподвигнет передавать вам свой портфель? Какие факторы будут их подталкивать к этому?

Аукенов Айдар, Управляющий директор по корпоративному бизнесу АО «Нефтяная страховая компания»:

Этот процесс – он эволюционный. Он неизбежен. Люди, как сказано в презентации, все больше и больше изучают эти продукты. Когда люди приходят в банк, они спрашивают по условиям займа. Процентная ставка 13, 14, 15, 16 %, что входит в комиссию, есть ли комиссия. У одного – 0,5, у другого – 0,7, включается ли страхование. Кто является страховщиком. Люди спрашивают, люди имеют определенное, можно сказать сарафанное радио, друзья, знакомые. В некоторых банках уже появились информационные буклеты страховых компаний с продуктами, с описанием этих продуктов.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Ергали, скажите, как с вашей точки зрения, чувствуете рост конкуренции или нет? А самое главное насколько меняются ставки страхования? Вроде бы как объявили конкуренцию, должна пойти конкурентная борьба, в том числе и по тарифам. Тарифы вроде бы должны становиться меньше, компании должны становиться более эффективными. Вот эта конкуренция, она как-то проявляется или нет? 

Бегимбетов Ергали, Председатель Правления АО «СК «Лондон-Алматы»:

Конкуренция – она проявляется. Только вопрос в ее масштабах, да? Насколько сильно она проявляется? Те банки, которые дали доступ к своей клиентской базе, там конкуренция присутствует. Там клиенты смотрят на условия, тарифы. Но таких банков, поверьте мне, я могу пересчитать по пальцам одной руки. А у нас, сколько финансово-кредитных учреждений? Около 40 ил 44 в Казахстане. Это капля в море и те банки, которые это делают, у них нет таких объемов кредитования в розничном бизнесе, как есть в других банках.

Я хотел бы вернуться к вопросу Даурена.

Какая экономическая выгода? Самая прямая экономическая выгода. Я не буду называть компании, я не буду называть банки, но при получении кредита потребительского в Технодоме или еще где-то, вы получаете кредит, и потом выясняется, что тарифная ставка по страхованию несчастного случая 5 %. Извините, если у меня в страховой компании потолок тарифной ставки 0,5 по НС. То там 5 %, и мы знаем, что эти компании генерируют большие прибыли, они генерируют такие значительные прибыли, что банки просто не намерены абсолютно отдавать свой кредитный портфель другому рынку, потому что там все эти страховые тарифы – они заложены в кредитную ставку банка по продукту и когда ты берешь кредит тебе не говорят процент по продукту, по кредиту, тебе говорят платежи, сколько в деньгах ты должен гасить. Потому что я пытался один раз взять такой кредит и купить кровать своей дочери, потом я пересчитал и вышел на 56 % годовых. Я пересчитал заново и опять вышел на 56 % годовых. И я просто представил, какая там заложена маржа, сумасшедшая. Я еще спрашивал, скажите, пожалуйста, сколько это в процентах? В деньгах и все. В деньгах кажется, что немного, потому что кредит небольшой или что-то там еще, а когда считаешь в процентах, вылезает 56 % годовых. Вот это самая прямая экономическая выгода.

Что касается рисков? В одной корзине они или нет. То это спорный вопрос, потому что, если дочерняя страхования компания риски перестраховывает, распределяет их территориально и географически во времени, то нельзя сказать, что риски все в одной корзине. Все равно существует риск. Риск остается в группе – это однозначно. То есть если все страхуется в дочерней страховой компании.

Я не противник страхования рисков в дочерних страховых компаниях. Я противник монополии на этом рынке. То есть должен быть рыночный подход. Если мы хотим развиваться дальше. Вот это самая прямая экономическая выгода.

Многие банки просто ставили страхование в кредитную ставку. И страхуют теперь сами клиента от несчастного случая, страхуют сами залоговое имущество, страхуют сами КАСКО, это они в своей дают в рекламе, за счет средств банка. Естественно, где они будут страховать? Они страхуют все в дочерней страховой компании. Потому что я, допустим, ни разу не слышал, ни разу не получал от этого банка, какого-либо из этих банков запрос с просьбой предоставить тариф для какого-нибудь клиента. Там просто невозможно аккредитоваться, это просто нереально. Если говорить об этой тройке, о которой говорит Даурен, то там с моей точки зрения почти 100 %-ая монополия дочерних аффилированных страховых компаний на страхование заемщиков и рисков, связанных с займами.

Что касается конкуренции…Она развивается. Если говорить о масштабах, то они незначительны. Потому что если идет речь о какой-то конкуренции, может быть максимум о 10 % рынка кредитования, может быть в этой нише идет какая-то конкуренция. Остальные 90 % как были покрыты тайной, так и до сих пор покрыты тайной.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Я чуть позже поделюсь некоторыми наблюдениями по российскому рынку, потому что мы тоже испытываем подобные проблемы. Они находятся в несколько другой плоскости, но они очень похожи. Но я сразу хочу сказать, что здесь, наверное, соглашусь с Ергали, что сама ситуация не исправится, то есть, эту ситуацию придется как-то двигать. И если, еще раз повторяю, встать на точку зрения управляющего банком - председателя правления, тогда да, вот они деньги у меня, я могу их взять, оставить в банке, отдать своей страховой компании – она опять вернет в банк. То есть деньги остаются в системе и, наверное, это удобно, это комфортно, это хорошо. И эта ситуация – она сама собой не поломается.

Что происходило у нас, допустим, за последние годы. Первое – это была огромная война. Она продолжается -федеральная антимонопольная служба с банками. Но война не за страховщиков, как можно подумать, а война за расшифровку той процентной ставки, которую реально платит потребитель за банковский кредит. Потому что Ергали как раз очень правильно сказал, что вроде бы здесь надо чуть-чуть доплатить, здесь чуть-чуть надо заплатить, но объявляется кредит за 20 %, а когда посчитаешь, там получается 80 % вместе со всеми комиссионными, страхованием и так далее. Вот эта борьба – она едва ли не в буквальном смысле была кровавой, потому что банки не хотели этого делать.

И вторая была борьба, она происходила в середине 2000-х годов и я не знаю, происходило ли это, будет ли происходить в Казахстане, или здесь это произойдет как-то по-другому. Это борьба со схемным бизнесом. Мы эту тему год назад слегка затронули и все согласились, что такое явление существует. Схемный бизнес сильно меняет картину страховых потоков и здесь никуда не деться. Как только схемный бизнес выдавливается, так сразу же на первое место выходят показатели целесообразности, экономической выгоды и так далее. Пока есть схемы, все это несколько видоизменено. Поэтому вот эти два направления – это прозрачность тех платежей, которые платят заемщики банку и наличие или отсутствие схем – это два очень важных момента. К сожалению, борьба со схемами у нас произошла не совсем по правилам. Сразу могу сказать. То есть по сути дела те компании, которые этим очень увлекались, к ним было очень пристальное внимание регулятора по другим каналам. Это, называя вещи своими именами, наверное, наш российский регулятор прокомментировал бы по-другому, но это как мы – наблюдатели на это смотрим. Поэтому как раз я и не знаю, готов ли Даурен по этому поводу что-нибудь сказать. Будет ли регулятор как-то на это обращать внимание. Но вот российский регулятор говорил, что мы боремся за чистоту бухгалтерской отчетности, да мы боремся за что-то, но эта борьба происходила в первую очередь по тем компаниям, которые слишком увлекались схемами. Они поняли этот сигнал. Даурен вы не хотите ничего сказать?

Салимбаев Даурен, Начальник управления методологии пруденциального контроля и надзора Национального Банка Республики Казахстан:

Мы со своей стороны, как регулятор казахстанского рынка постоянно проводим работу и борьбу с различными схемами. В прошлые годы, в текущем году был принят ряд нормативных актов, которые ограничили деятельность двухосновных каналов схем наших основных страховщиков. Это страховые посредники и перестрахование. По страховым посредникам вступил с 1 января запрет на прием наличных денег от потребителей, кроме того, были предъявлены квалификационные требования. Стало более пристальное регулирование страховых посредников. В части перестрахования тоже было множество ограничений лимитов, которые в целом на наш взгляд должны способствовать увеличению несвязанного страхования, добровольных видов.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Хочу обратиться к Талгату Усенову. По вашим наблюдениям растет ли рынок банкострахования? С точки зрения вашей компании, что здесь происходит?

Усенов Талгат, Председатель Совета Директоров АО «СК «Cентрас Иншуранс»:

Да, рост есть, хотя не большой. В абсолюте небольшой. Не такой серьезный может быть – 35 % в нашем портфеле. В абсолюте пока не так много. Это около 1 млн. долларов. Я бы хотел сказать пока у нас в Казахстане, так называемое,  банкострахование развивается слабо, потому что для многих потребителей, в первую очередь для физических лиц, страхование является еще пятым колесом. В первую очередь стремится получить кредит и ему не важно, что туда включено, страховка, комиссии и так далее, то есть он смотрит на конечные цифры. То есть в случае с Ергали, он взял и посчитал, сколько это процентов, но многие, я думаю, не считают. То есть они берут конкретные цифры, сколько денег он должен платить каждый месяц и если это его устраивает, то он соглашается. Этот процесс изменится тогда, когда потребитель будет выбирать. На сегодня для него в первую очередь главное – это получение кредита, остальное второстепенно. Этот процесс будет и начнется в первую очередь с юридических лиц. Юридические лица грамотно к этому подходят. Не знаю, какая доля в 17 миллиардах юр.лиц, но я думаю, что это, скорее всего, более половины этой премии по ним. Таким образом, я полагаю, что процесс будет продолжаться, но рост не будет столь стремительным. Он будет пока что незначительным.

По физ.лицам, я считаю, что рост мог бы быть быстрее и активнее, если выполнение этого закона соблюдалось бы всеми в полном смысле слова и допускались бы многие страховые компании на конкурентных условиях. Показывались бы их условия, тарифы потребителю, и потребитель бы реально выбирал. Но сейчас этого нет. Хотя есть закон. Но банки каким-то образом в пакете все-таки клиенту предоставят то, что надо им. С другой стороны сами страховые компании пока еще не совсем готовы для того, что бы освоить этот большой сегмент. Страховые компании должны наладить инфраструктуру, систему, в первую очередь айтисистему. Вот только тогда и  банки, и потребители могут адекватно оценить качество и оперативность. И я еще хотел отметить, что банкострахование в Европе в классическом понимании оно возникло как посредничество банков при реализации страховых продуктов не только продуктов, которые связаны с заемными операциями, а продуктов в полном смысле слова. Добровольное и другие виды страхования продавались через банки. У нас пока этого совсем нет. Это идет совсем слабо. В перспективе здесь для нас большое поле и для банков мне кажется это большое поле. В Европе около 16 % доходов банка составляют именно доходы от посредничества по страховым операциям.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Талгат, вы сказали ключевое для меня слово про айтисистемы. Я как раз держу у себя, распечатал аналитическую записку, которую в прошлом году подготовили российские аналитики по российскому рынку банкострахования. Я просто смотрю резюме. Смена акцентов. Прежде всего, большое внимание уделяется новым продуктам и борьба за банкострахование в сфере новых продуктов. Дальше прямо зачитываю. Технологический прорыв страховщики, имеющие более развитые айтисистемы, займут основную долю рынка. Технологически отсталые, уходят. Чувствуете, да? Дальше. Повысить уровень защиты. Итогом кризиса стало появление новых страховых продуктов – это страхование ипотечных продуктов и так далее. Это как идет борьба даже уже не на уровне просто тарифов, а на уровне технологий, на уровне репутаций, на уровне удобства. Насколько это сейчас развито в Казахстане? Я имею в виду айтисистемы. В России страхование в рамках потребительского  кредитования, в рамках очень развитых айтисистем просто невозможно. Выдавливаются с рынка те, у которых нет. Вот какое-то движение сейчас происходит или нет?

Усенов Талгат, Председатель Совета Директоров АО «СК «Cентрас Иншуранс»:

Да. Сейчас насколько я знаю, многие серьезные компании внедряют эффективные продвинутые айтисистемы и через несколько лет потребитель уже это ощутит. Как в добровольном страховании, в обязательном страховании, так и банкостраховании. То есть оперативность и возможность сохранить данные о клиенте, получить его, когда необходимо и обеспечить, конечно, информационную защиту. Все эти факторы будут сильно влиять на значительное развитие страховых компаний.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Вот такой мини экспресс-опрос. Могли бы поднять руку представители тех страховых компаний, которые последние год-два, либо в ближайшие год-два планируют вложить значительные, я имею в виду значительные с точки зрения вашей компании, средства в развитие технологий, прежде всего, айтитехнологий. Кто может? По крайней мере, на уровне декларации здесь есть некое единодушие.

Бегимбетов Ергали, Председатель Правления АО «СК «Лондон-Алматы»:

Вы знаете, разовью эти айтитехнологии, но если этот банк мне не позволяет с ним интегрироваться, если он великолепно интегрируется со своей дочерней структурой, то как это может влиять. Вопрос просто в доступе. Интегрироваться с банком – это не проблема. Достаточно иметь хотя бы навороченную 1С и все, этого достаточно. Вопрос в том, что нас просто банки не пускают, они интегрированы со своими дочерними структурами и все. И выписывают только их полиса. В их системах нас нет. Мы попытались в один банк залезть хотя бы в онлайн банкинг, то есть написали им техзадание, все сделали, все для них подготовили, а они потом взяли и все это на свою дочернюю компанию перенесли. А нам сказали, извините, мы не можем у нас не акционерное общество, а банк.

Усенов Талгат, Председатель Совета Директоров АО «СК «Cентрас Иншуранс»:

Банки, которые не пускают, их только пятерка. У нас многие банки в принципе открытые.

Бегимбетов Ергали, Председатель Правления АО «СК «Лондон-Алматы»:

Тройка-пятерка не пускает. Но другие банки не изъявляют желания интегрироваться не потому, что они работают с дочерними компаниями, пока у них не стоит такая задача – интегрироваться. Просто не стоит. Вот Сбербанк, скажите, пожалуйста, кто интегрирован в систему Сбербанка? В Сбербанке монополии нет на страховщика. Там многие работают. Кто интегрирован?

Усенов Талгат, Председатель Совета Директоров АО «СК «Cентрас Иншуранс»:

Я про систему айти говорю. Наличие перспектив развития...

Бегимбетов Ергали, Председатель Правления АО «СК «Лондон-Алматы»:

Я ни в коем случае не говорю, что не согласен с тем, что высказал сейчас Талгат. Айтисистема будет иметь ключевую роль. Просто вопрос в том, что банки не пускают нас в свои айтисистемы, чтобы мы с ними интегрировались, потому что они великолепно себя чувствуют со своими дочерними структурами.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Я хотел бы еще подключить к нашей дискуссии Динару Мукатаеву. С точки зрения вашей компании количество банков, с которыми хотя бы формально вы работаете, оно растет? Сколько банков, примерно?

Мукатаева Динара, Директор Департамента корпоративного страхования АО СК «STANDARD»:

Внесение изменений и дополнений в законодательные акты в принципе привело к тому, что те банки, с которыми мы можем сотрудничать, оно увеличилось. Но фактически на изменение показателей или на увеличение конкуренции на рынке это не повлияло. Почему? Потому что, во-первых, некоторые банки взяли страхование залогов и страхование заемщиков на себя. То есть это автоматически вложено в цену самого кредита. Во-вторых, заемщики они по любому принимают все условия банка не зависимо от того, что произошли такие изменения. В-третьих, заемщик не осведомлен, что он может выбирать компанию, низкая грамотность населения получается. То есть фактически нигде в банках это не афишируется. В СМИ это также получается не имеет никакой огласки, что население имеет право страховаться в любой страховой компании.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Но, тем не менее, все-таки со сколькими банками вы формально работаете?  Я сейчас намеренно говорю формально. Сколько банков согласились предлагать ваш продукт хотя бы на словах.

Мукатаева Динара, Директор Департамента корпоративного страхования АО СК «STANDARD»:

На словах все.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Все. То есть, нет ни одного банка, который бы отказал.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Тот же вопрос Дмитрию Жеребятьеву. Скажите, пожалуйста, с вами все работают? Работают в кавычках?

Жеребятьев Дмитрий, Председатель Правления АО «СК «Коммеск-Өмір»:

Могу сказать, что на сегодня формально согласились порядка четырех банков с нами работать. Скажу намеренно. Мы не очень агрессивно в этом направлении действуем, потому что объективно мы сейчас собираемся и обсуждаем банкострахование в отсутствии банков. Также как на фондовом рынке мы обсуждаем инвестиции в отсутствии эмитентов. И прежде всего, нужно спросить, а нужны ли мы банкам? Сегодня ситуация такова, что мы, по сути, банкам не нужны, поэтому это вопрос все равно к регулятору. Пока регулятор не сделает так, чтобы мы были нужны банкам по большому счету, причем банкам. Давайте оговоримся Дмитрий, потому что вы сказали, что председателю правления банка все равно. Мы говорим про банковский холдинг. К сожалению, сегодня банк работает не в интересах самого банка, а в интересах финансового холдинга, прежде всего. Куда входит и пенсионный фонд, куда входит и страховая компания и страховая компания по страхованию жизни. И с этой точки зрения могу сказать, что мы не особо активно в этом направлении двигаемся, то есть часто бывает наоборот. Ситуации такие, что приходят сами клиенты и в данном случае, когда наш клиент хочет получить страховую защиту, получая кредит в банке, вот здесь в этом случае мы подключаемся. Вот в этом случае это разумно и объективно.

С другой стороны, говоря про схемы, мне кажется, что тот рост, который Даурен озвучил, 86 %, мне кажется, что это на фоне того, что НСК говорит, что у них портфель не вырос, скорее всего это эффект того, что у нас последний год был налоговых послаблений и вполне возможно, что мы по итогам 2012 года такого роста уже не увидим. И, конечно, это боль Ергали, я знаю, всегда выступает. Когда регулятор озвучивает такие цифры. Хотелось бы увидеть здесь структуру разделения юридических и физических лиц. Сегодня мы многие цифры и про банковское страхование говоря в целом  страхование, когда обсуждаем, мы теряемся, потому что мы не видим разделение юридических и физических лиц и эту аналитику делать на самом деле очень сложно. Можно пытаться делать, но это очень сложно. Это очень кропотливый труд, эксперты на фоне слухов, домыслов. Можно пытаться это делать, но опираться на эти цифры, озвучивать их невозможно. Это догадки. Это пальцем в небо.

Второй вариант, который возникает сейчас, когда вы говорили про схемный бизнес: проблемы с банками. Банк заключает сейчас договоренности и хочет зарабатывать сам. Иногда мы это знаем, то есть это проблема. То есть, заключая какое-то соглашение, банк хочет сам получать какие-то комиссии. Условно говоря, да. С другой стороны возникает проблема менеджеров. Потому что менеджеры, которые рекомендуют, которые продают кредит, они тоже хотят получать комиссии. Поэтому на сегодняшний день у нас возникает не конфликт тарифов, не проблема тарифов, а все равно та же самая пресловутая проблема комиссий. Потому что комиссии на самом деле, это мы виноваты сами страховщики, они завышенные и мы сами себя загнали вот в этот угол, когда получается, что банк где-то хочет свои разумные комиссионные, там 15 %, менеджер хочет 30%. Дальше разговаривать не о чем. Вот именно поэтому мы пока в этой игре особо не играем, мы пытаемся разбираться, пытаемся искать какие-то возможности, продукты, идем вслед за своими клиентами. Но пытаться договариваться напрямую с банками сейчас при таком раскладе, когда сам банк не заинтересован, достаточно сложно.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Прежде чем высказать свое мнение по поводу того, что высказал Дмитрия, я хотел бы обратиться к Ойбеку Халилову. Скажите, а как вы боретесь за банковского клиента?

Халилов Ойбек, Председатель Правления АО «Чартис Казахстан Страховая Компания»:

Я бы ответил, что на самом деле законодательные поправки, они способствовали изменению в лучшую сторону. На сегодняшний день мы активно сотрудничаем с восьмью банками, и я согласен с Динарой, все банки согласны сотрудничать. То есть, если мы сможем с ними работать. Мы получили согласие почти всех банков, к которым обращались к сотрудничеству. Но ряд проблем, которые были высказаны. Я согласен с тем, что Дмитрий Игоревич сказал. В виду того, что агентские получает банк, сами сотрудники – они не активно продвигают, зачастую они просто забывают предлагать клиенту страховые продукты. Клиенты даже иногда сами просят, почему подарочный страховой сертификат им не был выдан. Поскольку для конкретного сотрудника банка выдача сертификатов – это лишь дополнительная административная нагрузка, они в этом не заинтересованы. Банки стараются завуалировать продажи через, было сказано, предложение собственных дочерних компаний, тоже через предложение страховки в подарок. И тем самым они опять же ограничивают клиента в выборе. Была отмечена также проблема – нерегулируемый размер агентского вознаграждения. Банки запрашивают агентские в размере 75-80 %, что делает сам страховой продукт не привлекательным. В соответствии с недавно полученным нами разъяснением. И здесь я опять согласен. Это, конечно, вина страховых компаний. Вот как нам КФН объяснил, вопрос с комиссионными на сегодняшний день остается полностью в ведение самих страховых компаний. Письменная форма договора. Здесь очень много говорилось о развитии айти, продаж через интернет. Наша компания уже позволяет подключиться к уже существующей глобальной сети. Но проблема существует именно с письменной формой договора и без наличия живой подписи это на самом деле тормозит развитие рынка продаж страховых продуктов через интернет и является основной причиной, почему мы на сегодняшний день не подключаемся, не интегрируемся с банками.

Строгое регулирование надзорным органом классов страхования жизни и общего страхования - это также одна из проблем, которая обсуждалась. То есть это проблема того, кто имеет право предоставлять страхование, схожее со страхованием жизни, то есть страхование смерти в результате заболеваний. В мировой практике наши офисы, то есть офисы ЭйАйДжи Чартис, работающие в отрасли общего страхования, могут предлагать продукты страхования жизни, если они не являются аннуитетными. И меньшее регулирование подобных вопросов, конечно, привело бы к большей гибкости в получении более широкого спектра страховых услуг для клиентов.

Также обсуждался вопрос по поводу критериев аккредитации. Я бы еще добавил как один из критериев – это прозрачность процесса страхования и подробное описание страховых продуктов.  На самом деле это помогло бы, увеличило бы возможность понять клиенту, какой страховой продукт на самом деле является привлекательным и тем самым, если будет полностью раскрыта картина по процессу, то есть мы, например, за то, чтобы полностью раскрыть и ставки, и комиссии, и чтобы клиент видел, сколько клиент платит и сколько при этом банк зарабатывает. Я думаю, что это тоже как критерий помогало бы в выборе правильного страховщика.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Вот прозвучала тема Сбербанка. Очень болезненная для России тема, особенно несколько лет назад. История развития отношений страховых компаний со Сбербанком России. Сначала там было несколько аккредитованных компаний, и я могу сейчас ошибаться, но вот что-то мне подсказывает, что их было где-то около трех. И все ходили и говорили, как так из Сбербанка надо страховать залоговую базу, почему именно эти три, они не самые крупные. Среди них были и крупные и некрупные какие-то компании. Почему? Были судебные иски, долго эта тема вбрасывалась в прессу. Сбербанк открыл список, появилось около десятка, потом около двух десятков, сейчас там довольно много компаний. Наступило ли счастье? Счастье не наступило, потому что из того списка, с которым работает Сбербанк все равно львиную долю забирали другие две-три компании. Почему это происходило? В основном за счет проблем на уровне среднего исполнительного менеджмента, то есть, кто берет откат, кто берет? Председатель правления Сбербанка? Я думаю, что это не его тема. Да даже, если бы вдруг ему эта тема пришла в голову. Это идет средний менеджмент, то есть соответственно, по мере того, как Сбербанк начал у себя вводить какие-то процедуры внутреннего контроля, процедуру экономии средств, эта тема стала уходить. Но при этом очень многие компании очень сильно вложились вот в это, я не хочу сказать противостояние со Сбербанком, но в борьбу за клиента Сбербанка. И это заняло где-то, наверное, лет пять-шесть во времени. Поэтому, если сейчас говорить о том, что путь начался в прошлом году, года через два, через три имеет смысл ждать первых прорывных результатов.

Вторая тема, на которую я хотел бы обратить внимание, наверное, это уже тема ближе к регулятору. В России обанкротилось несколько десятков компаний, которые работали, были тесно интегрированы со своим основателем, со своим учредителем. У нас не было компаний, которые принадлежат банкам, поэтому интегрированность была между, допустим, строительной компанией и страховой компанией. Некий такой дополнительный карман для маневрирования деньгами. Что получается? С одной стороны страховая компания все свои активы вкладывает в своего учредителя, с другой стороны все ее пассивы и активы, если у учредителя случились, не дай бог, какие-то проблемы, все – это коллапс для страховой компании и это тема надзора. К этой теме подошли практически одновременно и рейтинговые агентства и регулятор, то есть мы со своей стороны просто отозвали все рейтинги у таких компаний, соответственно, регулятор с ними тоже очень жестко обошелся. В результате некоторые из них были вынуждены отойти от своего учредителя, некоторые разорились, как только проявились первые признаки кризиса. Я думаю, что это тоже тема не останется без внимания регулятора, я уверен, что он на эту тему работает, по крайней мере, насколько я это понимаю. Это опять же такой процесс, постепенный. Но проблема связанных сторон как это называется, когда кэптивная компания очень сильно участвует в бизнесе своего учредителя, он несет в себе системные риски. Об этом уже говорил и Ергали  и другие.

Теперь второй блок вопросов. Хотелось бы перейти к нему. Это, Арман сказал, не информированный потребитель, то есть, наверное, это, прежде всего, касается физических лиц, хотя, наверное, в какой-то степени и юридических лиц. Так вот я хотел бы обратиться к Даулету Акижанову. Скажите, пожалуйста, как часто к вам обращаются заемщики самостоятельно с тем, чтобы разобраться в ситуации, разобраться какого рода страховая защита и есть ли вообще такие случаи?

Акижанов Даулет, Управляющий директор АО «СК «Amanat Insurance»:

Как сказали уже, есть три закрытых компании, три банка, которые не пускают к себе никого, есть открытые типы Сбербанка, которые говорят, пожалуйста, аккредитуйтесь и страхуйте наших клиентов.

Начнем с открытых. С ними вроде бы все проще. Аккредитовался, как Талгат сказал, что в Европе, допустим, до 16 % доходов банка может приходить от посреднической деятельности, в том числе от посреднической деятельности по страхованию. То есть им интересно аккредитовывать страховые компании, потому что есть зарабатывание. С другой стороны есть компании, которые не аккредитовываются и нормально по текущему закону страхуют своих клиентов. В чем проблема? То есть я не аккредитован в Сбербанке, но если клиент ко мне обращается и клиент говорит, что у него есть залог в Сбербанке и он хочет у меня застраховаться, и он доволен моим обслуживанием, почему бы нет. То есть, возвращаясь к тому вопросу, который вы задали, обращаются ли ко мне клиенты. Да. У нас в портфеле залогов около 20 банков. Разных наименований. То есть разные финансовые институты, около 20. Месяц назад мы делали анализ 2011 года, 20 финансовых институтов в залоге, то есть по всему Казахстану мы страхуем залоги разных банков. Мы прошли аккредитацию только в двух банках. Что отсюда? Отсюда возникает второй вопрос. То есть конфликт интересов, про который говорил Дмитрий. Есть высший уровень менеджмента, есть низший уровень менеджмента. Средний то есть уровень. Высший да, у него интерес банка. Они хотят, чтобы вот эти 16 %, которые банк зарабатывает посреднической деятельностью, они приходили в банк. Они говорят об аккредитации. И есть средний уровень, который говорит, что интересы банка для него не критичны, для него критичны интересы физического лица. И здесь вопрос такой, кто, где и как и в каком формате работает. Вопрос комиссии – он остается. От него никто не уходит и он такой, скажем, долгообсуждаемый и от него мы никогда не уйдем. Это тот инструмент, которым пользуются все страховые компании. Вопрос только, в какой мере? Это принципиальное решение каждого страховщика.

Что говорить о закрытых банках? Да, у закрытых банков есть проблема, что они говорят – страховка в подарок. Но я хочу сказать плюс в пользу регулятора. На сегодняшний день регулятор обязывает банки высвечивать эффективную ставку кредитования. Сами знаете. То есть если есть банки, которые говорят кредит за 5 %, но обязаны высветить эффективную ставку и они говорят – эффективная ставка – 28 %. То есть, здесь уже, как раз клиент уже сам начинает понимать, что есть это обязательство показывать эффективную ставку. Да не все клиенты осведомлены, что они должны знать, что такое эффективная ставка, что такое ставка кредитования, но уже в массу, на всех билбордах, в интернете можно увидеть, что есть ставка кредитования 15 % и есть эффективная ставка 21 или 28 %, или 18 %. Если ставка кредитования 9,99, а эффективная 10,86, вы уже понимаете, что нет никаких дополнительных нагрузок, которые банк заложил в кредитную ставку. Есть письмо, разъяснение банкам о КВССе. Все знают, что такое КВСС – комиссия за ведение ссудного счета, в которой банки прятали все свои комиссии. То есть все расходы, которые дополнительно должны были лечь. У банков есть обязательство, пожалуйста, расшифруйте, из чего состоит ваша ставка. Они расшифровывают, что есть там ставка рефинансирования, еще какая-то маржа доходности. Они расшифровывают и показывают комиссию за ведение кредитных расчетов за ведение ссудного счета. На сегодняшний день уже есть разъяснения нацбанка о том, что применять комиссию за ведение ссудного счета не корректно, скажем так. И сейчас вопрос юристов банка как они ответят на это письмо и как они будут на него реагировать. Если решение регулятора о том, что КВСС нельзя применять в кредитной ставке будет защищен, как раз этот вопрос заложения страховки в процент кредитования – он как раз отпадет сам по себе. Поэтому здесь вопрос, конечно, сложный.

В случае интеграции – это вопрос тоже сложный. Я думаю, что здесь вопрос эволюции. Почему? Потому что на сегодняшний день мне как страховщику достаточно в формате интеграции, не надо мне подключаться к банковской базе. Все что мне нужно – это чтобы менеджер, который занимается посреднической деятельностью и предлагает мои страховые продукты мог спокойно со своего рабочего места подключиться к моей базе, ввести туда мой договор, зарегистрировать его и распечатать. То есть все, что мне нужно это открыть порт доступа для интернета моего канала. Пока сейчас на сегодняшний день я не прошу подключиться к каким-то банковским базам или получить доступ. Здесь вопрос, конечно, уже информационной безопасности банка. Здесь они, конечно, решают вопрос жестко. Никого не впустим, никого не выпустим. Вот это вопрос интеграции. С этим я согласен.

И следующий вопрос, опять же возвращаюсь к тому, что вы сказали. Есть два этапа, на которых мы встречаемся с нашим клиентом. Первый этап это когда клиент получает кредит и здесь вопрос банка дать кредит на определенных условиях с определенным страховщиком – он критичен. Тогда клиент практически не рассматривает выбор страховщика. Есть клиенты – юр.лица, которые всегда рассматривают кто страховщик, кто постоянный партнер. Физики – с ними сложнее. Их задача приобрести продукт, который им сейчас необходим, тот товар, который им нужен. Поэтому на этапе получения кредита залезть сложно. По крайней мере, у меня сейчас этого не получается. И выигрывают те страховщики, которые заключают на этапе выдачи кредита договор на весь период кредитования. Скажем на пять лет. И тогда уже там ловить нечего. Но есть компании, которые заключают договор на один год и вот на этапе пролонгации, я сейчас сам как физ.лицо получаю уведомление от банка, который говорит, пожалуйста, вы должны пролонгировать свой договор страхования. Да, там написано, что приоритетный партнер такой-то, но есть оговорка, что вы имеете право заключить договор страхования с любым страховщиком, но, пожалуйста, учтите, что условия должны быть такие-то, такие-то. То есть сейчас я сам имею полное право. Да у меня есть партнер. Я запросил у него свою цену, но при этом я пошел в другую страховую компанию и спросил. Вот условия, которые требует банк для договора страхования, поддерживаете? Любой страховщик поддержит их. Вопрос в цене. Поэтому на этапе пролонгации, то есть договор действующий, прироста нет, но сейчас как раз те вопросы, когда идет пролонгация договора страхования. Там очень интересно потолкаться локтями. Чем мы сейчас и занимаемся.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Вот я хотел бы обратиться  к представителю регулятора опять, к Ляззат Усенбековой. Ляззат, скажите, пожалуйста, если жалобы со стороны заемщиков в связи с тем, что их не пускают в ту или иную страховую компанию, либо навязывают страховую компанию. И как на ваш взгляд, какие еще меры могут быть для того, чтобы сделать более совершенной конкуренцию, устранить тему навязывания услуг страховой компании?

Усенбекова Ляззат, Директор Департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального Банка Республики Казахстан:

Жалобы были в большом количестве. Большое количество было в прошлом 2008-2009 годы. Именно поэтому в проект закона, введенные ныне действующие изменения были включены. Запрет на навязывание страховых компаний и оценочных компаний.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Извините, а жалобы в основном от юридических или физических лиц?

Усенбекова Ляззат, Директор Департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального Банка Республики Казахстан:

В основном от физических лиц. Как раз таки заемщики банков писали о том, когда они прикладывали договора, мы видели, что в разделе обязанности заемщика стояло, что страховать то-то и то-то и наименование в такой-то страховой компании. Поскольку поток жалоб был довольно большой, мы изучали этот вопрос. Также подключили агентство по защите конкуренции. Я сейчас отклонюсь и хочу сказать, что многие вопросы сегодняшней дискуссии лежат в плоскости как раз компетенции именно агентства по защите конкуренции. Особенно, в размерах тарифов. На тот момент был сделан вывод о том, что если человек подписал, поставил свою подпись, значит, он с этим согласился и никто на него не давил. В ГК есть норма, что никто ни вправе принуждать к заключению договора. Он подписал, он согласился, никто его не принуждал, никто над ним не стоял. Но учитывая именно интересы потребителя и то, что на практике на самом деле получается так, что он не может получить кредит, пока это не подпишет, были введены вот эти изменения. После этого количество жалоб резко изменилось. Если мы 1 марта отметили 1 год введения в действие этой нормы, то за весь 2011 год было три жалобы. Тем не менее, уже в период действия договора все-таки банки иногда допускают рекомендации. Это так прямо уже в договоре не написано наименование компании, но путем с позиции силы, что кредит не будет получен, если не застрахуешься там-то. Всего было три обращения. В 2012 году таких обращений уже нет.

Но я хотела бы сказать свое мнение о том, что у нас сегодня вырисовывается самая главная цель, поставленная задача – это развитие конкуренции и она не может быть самоцелью. В рамках вот этой задачи у нас качество услуг и приемлемость тарифов. Когда мы анализировали тарифы в связи с жалобами 2008-2009 годов, то оказалось, что страховые компании, карманные страховые компании, предоставляя услуги страхования для заемщиков своего банка, давали стоимость намного выше, чем тому потребителю, который пришел самостоятельно без банка по тому же продукту. То есть качество услуги – это, конечно, его содержание и стоимость. И как раз стоимость, учитывая, что у нас есть монополия, в определенной степени монопольное положение и агентство защиты конкуренции наделено функциями определять доминанта. Если это доминант, то тогда уже оценивать себестоимость и ценообразование. Это уже вопросы к этому ведомству.

Со своей стороны регулятор финансового рынка делает все возможное в рамках своей компетенции. На данный момент мы пришли к выводу, что на всех четырех рынках у нас отсутствует, в недостаточной степени идет разъяснение клиенту всех условий договора до его заключения и потом, когда он уже вводится в действие наступает страховой случай или наступает по банковскому займу дефолт человек обнаруживает что ставки были завышены, годовая эффективная ставка. В общем-то, уроки кризиса привели к тому, что они получены как сообществом финансовым, так и потребителями. И регулятор, соответственно, делает выводы и принимает меры. Уже из обращений сквозит понимание и годовой эффективной ставки и содержание условий этих договоров. Последнее время появились обращения, когда просит проконсультировать заключать ли такой договор. Что будет, если он вступит в действие и наступит то-то и то-то. То есть клиент уже, у нас уровень грамотности повысился. Но, тем не менее, продолжать эту работу надо и, наверное, страховым компаниям, мы говорили о том, что клиенты не в курсе того, что представляют из себя эти новые нормы законодательства. Наверное, страховые компании тоже должны, даже индивидуально разъяснять, либо проводить такие акции. Например, как пенсионные фонды работают. Они же выезжают на предприятия, находят аудитории, где проводят свою конкуренцию. Только она должна быть добросовестной, конечно. Без нарушений законодательства.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Вот вы коснулись такой очень тонкой темы – финансовой грамотности населения. Вот всегда возникают споры, чья это проблема и кто этим должен заниматься, кто в это должен вкладываться. С одной стороны говорят государство, но понятно, что государство не может все сделать. С другой стороны участники рынка. Но участники рынка тоже не обладают достаточными ресурсами, чтобы просветить всю страну. На ваш взгляд, где баланс?

Усенбекова Ляззат, Директор Департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального Банка Республики Казахстан:

Я думаю, что в этом должны быть заинтересованы все участники рынка. В том числе и регулятор. Потому что как показал кризис, если доля проблемных кредитов в портфеле превысит, то от этого страдает и сам банк. То есть получается погоня за прибылью, когда без достаточной оценки платежеспособности выдавались кредиты в прошлом, в период докризисный и когда и на страховом рынке нужно признать очень часто, может быть это не тема сегодняшней дискуссии, но вот, допустим, когда идет обязательное страхование сотрудника от несчастного случая без оценки состояния, мы обнаруживаем, что он уже имел какие-то признаки. При этом человек застрахован и когда наступает страховой случай очень сложно защитить его интересы и ему самому и регулятору в том числе. В то же время страховая компания себя подставляет тем, что заведомо уже застрахован объект и формально она должна осуществить огромные страховые выплаты. Поэтому, наверное, финансовая грамотность – она нужна и прозрачность своей деятельности – она тоже стала нужна. По крайней мере, такие выводы напрашиваются по результатам кризиса. Но, в первую очередь, учитывая, что одной из самых  главных функций после обеспечения стабильности финансового рынка и финансовых организаций государственного регулирования является, защита прав потребителей остается, конечно, в рамках компетенции регулятора.

Мамажанов Адиль, Генеральный директор ТОО «Рейтинговое агентство «Эксперт РА Казахстан»:

Ляззат, возник такой вопрос. Насколько я знаю, вы входите в состав рабочей группы по разработке программы повышения финансовой грамотности населения. Она в настоящее время разрабатывается комитетом РФЦА и финнадзора. Какое место в этой программе будет занимать просвещение в области страхования? Это действительно тоже очень важный вопрос.

Усенбекова Ляззат, Директор Департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального Банка Республики Казахстан:

Конечно, в рамках этой рабочей группы основным вопросом является финансовая грамотность во всех секторах финансового рынка. Сейчас мы определяем, исходя из наработанной практики ключевые вопросы, которые будут подлежать освещению в ближайшей перспективе и также блок, который должен быть освещен на регулярной основе, потому что имеет свойство забываться какая-то информация, либо появляется новое поколение и так далее. Я хотела бы еще отметить, что в рамках обеспечения прозрачности уже, пользуясь возможностью, говорили очень много сегодня о годовой эффективной ставке вознаграждения. Вот тем же законом в прошлом году был введен предельный размер годовой эффективный Постановлением Национального банка установлен в настоящее время 56 %. Это должно привести по нашему мнению к обоснованности тарифов банков, прежде всего и комиссии. А также, учитывая, что буквально на вчерашнем заседании Правления Национального банка приняты правила исчисления годовой эффективной ставки в новой редакции, которые предусматривают включение в расчет годовой эффективной ставки расходы заемщика банка на страхование, на получение гарантий поручительств, на оценку. В соответствии с опытом европейских директив, российским опытом, опытом Республики Беларусь и включены были по инициативе Национального банка как регулятора, то теперь непосредственно эти тарифы должны будут примериваться к этому отдельному размеру годовой эффективной ставке вознаграждения.

Утембаева Анель, Директор департамента финансового и страхового сектора Ассоциации финансистов Казахстана:

Я просто хотела немного добавить в рамках повышения финансовой грамотности. Два года назад по инициативе отдельных очень активных креативных страховых компаний и страхового омбудсмана была предложена идея выпуска страхового журнала, который был направлен именно не на рекламу страховых продуктов и на упоминание страховых компаний, а именно на какую-то разъяснительную работу. Причем не в такой скучной законодательно-разъяснительной форме, а в форме таких популярных статей о каких-то, происходящих в мире или в Казахстане событиях и в рамках этого рассказывали эти какие-то основы страхования. Этот журнал раздавался бесплатно в офисах страховых компаний по всей стране, но, к сожалению, по разным объективным причинам этот проект сейчас приостановлен. И я бы хотела, наверное, призвать страховые компании, если все согласны, что это хорошая идея, и все мы говорим о том, что нужно повышать финансовую и в частности страховую грамотность, то может быть мы как-то еще раз этот проект запустим, заново начнем, потому что это была очень хорошая идея. И мы как Ассоциация финансистов ее сразу же и поддержали. Мне очень жаль, что сейчас она не работает, потому что в рамках этого журнала как раз таки можно было доступно для потребителя в интересной форме рассказывать какие-то хорошие вещи по страхованию для того, чтобы потребитель был в курсе того, что происходит на страховом рынке.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Единственное, что от страховых компаний требуется?

Утембаева Анель, Директор департамента финансового и страхового сектора Ассоциации финансистов Казахстана:

Финансирование.

Жеребятьев Дмитрий, Председатель Правления АО «СК «Коммеск-Өмір»:

Самое интересное, что первыми, кто спрыгнул с проекта, были в основном крупные банковские компании. Хотелось бы это отметить. Это очень важно.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Я хотел еще обратиться к Софии Москаленко. Вот с точки зрения вашей ассоциации, что еще можно сделать по части информирования потребителей и, прежде всего, населения?

Москаленко София, Управляющий директор Ассоциации страховщиков Казахстана:

Я хотела сказать, что я согласна абсолютно со всеми выводами, сделанными моими коллегами в отношении развития банкострахования и отсутствия реальной конкуренции в этом сегменте. Со своей стороны хотелось бы сказать, что, как мне кажется, страховые компании может быть на данном этапе заходят лишь с одного бока, пытаются наладить какие-то отношения с банками. Я же, просматривая информационные сайты, рекламные материалы страховых компаний ни разу не видела, чтобы страховая компания предложила, во-первых, разъяснила, что есть данное положение законодательства, что если вы заемщик, то вы вправе обратиться в любую страховую компанию. И при этом предложив какой-то универсальный продукт, обозначив некие ставки, которые в принципе всем известны. Это в рамках информирования клиента, что у него такое право есть. Либо же второй этап. Он пока, наверное, сейчас не рассматривается. Это усиление требований со стороны регулятора. То есть конкретизация вот этой нормы. В частности может это будет не регулятор, а то же агентство по защите конкуренции. Это введение каких-то может быть количественных показателей по обязательному участию страховых компаний в портфелях банков. Процентное соотношение таких договоров в структуре. То есть у меня на ум приходят вот такие моменты.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

По поводу сайтов я просто могу поделиться двумя наблюдениями из нашего опыта. Первое наблюдение – мы достаточно давно попытались сделать калькулятор страховых услуг, расчет полиса. Обратились к страховым компаниям – дайте, пожалуйста, алгоритм расчета полиса. Ничего не получилось. Сначала я долго не мог понять, в чем проблема. Потом мне объяснил мне один мой сотрудник, который одно время работал агентом страховой компании. У меня есть возможности и я вижу, приходит ко мне нехороший человек, не понравился – плюс 40 %, или понравился – минус 20 %. Вот эти плюс 40 % и минус 20 % – это то, что в калькулятор вложить нельзя, но то, что есть возможность у агентов. К сожалению, популяризация этой услуги она, безусловно, важна, но она за собой ведет довольно большие шаги по раскрытию информации.

Второе – прозвучала идея журнала. Блестящая идея. Мы издавали достаточно много книг, журналов, они все были очень хорошие, скучные, правильные. Для студентов финансовых ВУЗов. Добровольно читать не будешь. А потом сделали опыт. Мы взяли на работу просто гениального блестящего журналиста, который не имел финансового образования, заведовал отделом политики в одном из ведущих изданий. Он написал гениальнейшую книжку «Финансы растущего бизнеса» за три месяца. Мы просто продиктовали, что нужно сделать, с кем поговорить, о чем написать. И он написал глазами обычного человека. Как взять кредит, зачем нужен лизинг, зачем нужен факторинг. Он все это написал. Не пошла книжка, не хотят читать. Есть проблема. Человек вспоминает о том, что надо финансово образоваться только когда ему не вернут какие-то деньги, которые он куда-то вложил, либо наоборот, ему платить нечем, а приходят какие-то злые ребята и требуют выплатить денег. Вот тогда он начинает. Видимо да, видимо  на уровне комиксов. Поэтому здесь готовы тоже оказать какое-то содействие подобным проектам, но надо понимать, что первое - раскрытие информации и пока здесь делаются только первые шаги со стороны компании, второе – это то, что люди не очень хотят читать.

Утембаева Анель, Директор департамента финансового и страхового сектора Ассоциации финансистов Казахстана:

По поводу раскрытия информации. В рамках реализации закона по минимизации рисков регулятор принял нормативный акт, в котором страховые компании должны публиковать на своих сайтах расчет тарифов, которые они делают по договорам страхования. Конечно, мы очень долго с этим боролись, но мы проиграли, поэтому сейчас страховые компании должны эту информацию раскрывать и потребитель на сайте может видеть, как проходит расчет.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

У меня вопрос к страховым компаниям. А это происходит?

Голос из зала:

Да.

Утембаева Анель, Директор департамента финансового и страхового сектора Ассоциации финансистов Казахстана:

Оно вот сейчас входит в силу. Как оно вступит, конечно, будем. Мы же никогда не нарушаем закон.

Копов Андрей, Заместитель Председателя Правления АО «ДК БТА Банка «БТА Страхование»:

Уважаемые коллеги. Я хотел бы просто добавить, что на самом деле там вступил или не вступил. Раз уполномоченный орган принял это положение, то зайдя на сайты некоторых компаний уже сейчас можно видеть информацию о тарифах именно по продуктам, по классам страхования. Это выполнили на сегодняшний день, я действительно провел определенный анализ и просмотрел несколько сайтов компаний и я видел, что это сделали. То есть исполнение идет.

По банковским нет. Вы знаете просто для банков, для каждого отдельного банка насколько я из нашего опыта, из опыта БТА-страхования, мы разрабатываем конкретные программы страхования, конкретные страховые продукты именно под каждый конкретный банк, под те условии, которые выдвигает банк со своей стороны для защиты интересов как своих имущественных, так и имущественных интересов своих заемщиков. Поэтому мы разрабатываем, конечно, специальные программы, но в то же время мы говорим о том, что эти программы, те тарифы, которые у нас заложены в эти программы – они в рамках рассчитанных именно под те классы, которые публикуются на сайтах страховых компаний.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Со своей стороны могу сказать, что касается рейтингового агентства, когда мы оцениваем и страховую компанию и банк и любое другое, мы смотрим информационную открытость, в том числе не с самым большим весом, но мы смотрим размещение информации на сайте, ее доступность, качество и так далее. Потому что если такой информации нет - это первый признак того, что в компании, в банке не все в порядке.

Подходим к третьему блоку вопросов. Это аккредитация, рейтинги надежности и выбор страховых компаний. Хочу обратиться вновь к  Ергали. Ергали, вот институт аккредитации при банках на ваш взгляд, насколько он может быть эффективен?

Бегимбетов Ергали, Председатель Правления АО «СК «Лондон-Алматы»:

Я считаю, что аккредитацию при банках нужно проводить. Страховых компаний. Во-первых, что это, мне кажется, в целях безопасности самих банков, потому что, несмотря на то, что на рынке около 30 страховых компаний по общему страхованию, личные «Лондон-Алматы» дает перестрахование не всем. Только тем, кого он считает более менее, тем компаниям, которые более менее ведут свою андерайтинговую политику и перестраховочную политику, и политику в области риск-менеджмента. Я хотел бы добавить про аккредитацию, что эта аккредитация должна быть очень прозрачной. Этот процесс должен быть очень прозрачен. Мне кажется, что банкам нужно утвердить какие-то единые условия, типовые договора страхования, франшизы по каждому продукту, страховые суммы, размеры этих франшиз, риски. Все это профессионально описать. Они могут в настоящее время это сделать, потому что достаточно просто нанять консультанта – страхового брокера. С моей точки зрения профессионального страхового брокера если нанять, то он полностью разработает этот пакет документов для банка. И тогда уже будет ясно. Просто клиент приходит в банк и говорит вот такой страховой продукт я должен купить, вот страховые компании. У одной цена такая, у другой цена такая, у третьей цена такая. Вот и все. И выбирай. Везде условия одинаковые. Понимаете?

С моей точки зрения аккредитация – она должна быть и она должна быть очень прозрачной и условия для всех страховых компаний – они должны быть одинаковыми. Потому что если я аккредитуюсь, как говорил Даулет и говорил Дмитрий, Ойбек затрагивал вопрос, мы можем быть аккредитованы в банке, но вопрос в том, что если на уровне middle менеджмента там уже построены эффективные отношения с какой-то страховой компанией и платится комиссия 30, 40, 50 %, то ты можешь хоть всю жизнь быть аккредитован, но ни один клиент к тебе страховаться не придет. Ну, разве что может быть какой-нибудь счастливый случай возникнет, что этот клиент окажется твоим знакомым или твоим бывшим клиентом, или твоим текущим клиентом и скажет, что я хочу застраховаться у тебя. Тогда уже банк сделать ничего не сможет, он не может обязать застраховаться клиента в другой страховой компании. Если цены будут прозрачные и будут опубликованы, тогда мы будем видеть сразу, грубо говоря, кто какую комиссию в тариф заложил. Если какая-то страховая компания платит комиссию 80 % вместе с официальной комиссией банка, 75-80 %, тогда у нее и тариф будет соответствующий. Он будет высокий – она будет не конкурентна. Я считаю, что условия аккредитации – они должны быть очень прозрачными и правила эти должны быть едины для всех. Тогда, наверное, что-то измениться с моей точки зрения. А вот  что касается популяризации знаний потребителя. Вы знаете, пришел я в «Планету электроники» и решил купить вот этот видеомагнитофон, ну не пойду я в страховые компании звонить, у кого какой тариф, понимаете. Я приду, возьму здесь кредит и сразу застрахуюсь. Понимаете? Потому что нет у меня времени еще что-то узнавать. Если бы у меня было время, поехал бы, позвонил бы Дмитрию, попросил бы занять денег, чем брать кредит. То есть нет времени. Поэтому банки. Качество обслуживания надо обеспечить на месте и выбор нужно обеспечить на месте и конкуренция должна быть там. У клиента просто нет времени, ему просто нужно сейчас и в этот момент. И поэтому он покупает. Вот и все. Берет этот кредит и покупает эту страховку. Вот там должны быть прозрачные условия. Вот в этих местах. Там должен быть выбор. Там должны быть четкие тарифы, там страховые суммы, франшизы, все это должно быть, все эти правила должны быть едины. И клиент просто выбирает. Если какой-то фининститут хочет комиссию 80 %, то без проблем, он и такие тарифы получит.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

По поводу аккредитации хотел бы предоставить слово Нариману Жакпарову.

Жакпаров Нариман, Директор Департамента по работе с финансовыми институтами АО «ДК БТА Банка «БТА Страхование»:

Что такое банк? Это финансовый институт, который инвестирует деньги при этом еще и заинтересован в прибыли. Я вполне согласен с моими коллегами, что аккредитация все-таки нужна, как озвучил Ергали. Для чего? Для того, чтобы очистить рынок от недобросовестных и недобропорядочных наших конкурентов.

В первую очередь мы являемся друг другу конкурентами. Основываясь на сегодняшних событиях с тарифными политиками, с нашими агентскими комиссиями и так далее, есть ряд банков и ряд менеджеров недобросовестных. Просто наблюдается факт коррупционных действий со стороны сотрудников самих банков. Что есть большой минус на сегодняшнем нашем рынке.

Если говорить, как озвучивала Ляззат, говорить об информированности наших людей, нашего народа, то давайте просто в каждом банке развесим большую огромную картину с надписью – «Здоровая конкуренция». То есть выбирай на свой вкус и на свой взгляд и так далее. Естественно, так как мы являемся конкурентами друг другу, мы никогда не будем озвучивать каждому клиенту, что он может выбрать. Для каждого страховщика это понятно. Потому что есть определенные планы работы, есть определенные задачи, которые необходимо выполнить каждому из нас. Но при аккредитации давайте говорить об открытости. И Ергали правильно подчеркнул, что должна быть полная прозрачность. Возможно, что даже помимо какого-то определенного коридора цен, то есть страховых тарифов, надо смотреть на само состояние страховщика, на финансовое состояние. Скорее всего финансовое состояние должно быть очень устойчивым. При этом должно у него присутствовать наличие рейтинга. Большой опыт работы на рынке. Я думаю, что каждый со мной согласиться, что должна быть большая филиальная сеть. То есть мы говорим о здоровой конкуренции, намекая на то, что каждый страховщик готов пойти и начинать работать с любым определенным банком.

Скачать презентацию в формате Power Point 

Еременко Евгений, Заместитель Председателя Правления АО «СК «Allianz Kazakhstan»:

У меня такой вопрос. Я не думаю, что кто-то мне возразит, что найдется на рынке такая страховая компания, которая не сможет сейчас выплатить обязательства по отдельно взятому договору, заключенному через банк. Ну, нет таких. Почему? Они все мелкие, риски очень маленькие. То есть? их нет необходимости перестраховывать в 95 % своей массы. И с другой стороны вряд ли найдется хоть одна страхования компания, которая заключит, например, договор по ипотечному страхованию. Мы говорим банки, продукты, потребности, риски. У меня вопрос к регулятору как представителю государства. Почему самый важный продукт, который имеется у нас в Казахстане, такой как ипотечное страхование, нет на рынке ни одного заключенного договора по нему? Вообще ни одного. С другой стороны я понимаю, что если бы хоть один такой договор был заключен или бы их была заключена масса до 2007 года, тогда бы полетели и банки и их дочерние компании и не потребовалось бы там фонда гарантирования и так далее, и так далее. Отсюда вопрос дальше. Если мы говорим, что есть такой продукт, который действительно нужен клиенту. Вот я как клиент, если бы я покупал дом или квартиру первое, что я бы потребовал, то это такого договора заключения со мной в банке. Мне не нужно страхование от несчастного случая, мне не нужно страхование недвижимости, потому что там риск меньше 10-15 %, а продукт ипотечного страхования. Риск потери стоимости рыночной он для меня очень важен, он важен для банка. Но ни одна страхования компания этого не дает. Почему? Вопрос. Потому что риск большой. Отсюда. Почему тогда государство создает страховые компании, например, такие как ГАК, которая является пусть не компанией по общему страхованию, но компанией по жизни конкурентам не понятно для чего и при этом не создает компанию по принципу как работал КИК когда-то в свое время. То есть он финансировал банки по выданным кредитам, тем самым восполняя их денежные активы. Почему не создать компанию, которая возьмет на себя обязательства при необходимости и потребности страховщика перестраховать вот эти самые ипотечные риски. Вот этот продукт – он будет очень важен для клиента, он будет важен для банка. Вот все, что мы сейчас говорим это продукты для наполнения карманов чистой воды для нас, как для страховщиков и для банка, как для источника, который предоставляет эти услуги. На самом деле, если мы посмотрим ту убыточность, которая есть. Ни для кого не секрет, почему мы все стремимся к банковскому каналу. Очень просто. Это дойная корова. Не надо туда вкладывать никакие деньги, не надо туда вкладывать никакие коммуникации. Покупка одной информационной системы за 400 тысяч тенге в месяц даст тебе доступ к любой рабочей точке банка, к любой без разницы. Можешь делать, мутить все, что ты хочешь. Банки на три части делятся. Я с этим тоже согласен. Есть банки-демократы, которые подписали с тобой аккредитацию и им без разницы, где ты и что делаешь, за что ты платишь деньги. Есть банки-монополисты, которые говорят: «Нет, я никого не пущу». Почему? Да потому, что такая корова самому нужна. Она дает деньги, зачем с кем-то делиться. В свое время у нас надзорный орган, по моему в 2008 году, я не помню, вышло какое-то постановление, и там промелькнула какая-то 15 статья о запрете заключения договоров страхования в аффилированных компаниях. Тогда все встали на уши, стали закидывать вас письмами и вы ответили, что ошибочно как-то чудом проскользнуло, можете не обращать внимания, страхуйте дальше. И она как непонятно откуда появилась эта статья, так непонятно куда и ушла. Хотя на самом деле это был шаг, который очень сильно тогда, то есть мы на Правлении, я тогда работал в Халык групп, ставили вопрос. Елки-палки смотрите мы не имеем права оказывается страховать клиентов банка. Что делать? Вроде бы был шаг, а на самом деле никакой ни шаг. Хорошо давайте с Казкоммом договоримся, заберем его клиентов себе, а им отдадим своих. Решение вопроса? Да решение вопроса.

Поэтому, если мы сейчас говорим о банковском страховании, мы должны, прежде всего, четко разграничить для себя, о чем вообще говорим. То есть, как поделить хорошие деньги, которые очень выгодны? Это чисто рыночный вопрос и мы его за этим столом не решим, и мы будем каждый решать его по-своему. Причем чем меньше у тебя бумажек с аккредитацией, тем больше у тебя развязаны руки. То есть в регионах ты можешь сделать и строить свою работу так, как ты считаешь нужным. Есть у тебя аккредитация, она тебе поможет в таких городах, как Алматы, Астана, может быть там восточно-казахстанская область и все. Дальше ты тоже можешь делать все, что угодно. Поэтому у меня как раз вопрос чтобы регулятор как представитель государства подумал об этой обратной стороне. Не нужно здесь мешать. Естественно, если люди построили свою группу, они хотят выкачать из нее все по возможности. И вот на этих договорах по НСам, по имуществу, по АвтоКАСКО ни одна компания не сгорит, ничего с ней не сделается. Не будет никакого системного катастрофического риска, который накроет все разом. Нет здесь никаких проблем на самом деле. И те, кому там повезло работать в таких условиях и группах, и те, кто имеет такие компании,  то флаг им в руки и автоматизируйте все дальше. Что они и делают. Казком автоматизировал, да молодцы. Халык автоматизировал, да молодцы. Евразия автоматизировала, да молодцы. Каспий сейчас автоматизировался, да молодцы. БЦК автоматизировался, тоже молодцы. Ради бога, пусть работают. Вопрос в другом.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Евгений в чем предложения?

Еременко Евгений Иванович, Заместитель Председателя Правления АО «СК «Allianz Kazakhstan»:

Предложения как раз я сказал. Если мы говорим о банкостраховании, то пусть наш надзорный орган как представитель государства подумает о том, как внедрить на самом деле риск, который нужен и куда нам его передать, потому что ни одна из компаний его себе в перестрахование не возьмет. То есть мы говорим да риски мы готовы принимать, да какую-то комиссию мы готовы брать, но если мы хотим действительно закрыть риски банка и клиента, закрыть потребности, а не выкачать деньги из клиента, то нужно вот об этом думать сейчас. Где мы будем перестраховывать этот продукт, и кто его будет брать себе? И должно ли государство делать нам конкуренцию на рынки или же должно развивать действительно этот рынок. Вот в чем вопрос.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

Я могу привести пример. В России после долгих споров, в общем-то, эти споры до сих пор не умолкают, была создана, по-моему, называется ипотечная страхования компания при ипотечном агентстве, которая по сути дела является перестраховочной емкостью для ипотечного страхования. Очень спорный был проект, по крайней мере, до сих пор спор не утихает. Страховщики на эту тему очень неоднозначно высказываются. Поэтому я бы к вам присоединился, но здесь с точки зрения государства, наверное, это такая очень тонкая тема, опасная тем, что будет масса возражений по поводу коррупционной емкости подобного рода проектов и так далее. Но в принципе да это должно быть. Ляззат, вы на эту тему хотели бы сказать или на другую?

Иманжанов Даурен, Заместитель Председателя Правления АО «СК «НОМАД Иншуранс»:

Можно я прокомментирую. Что касается системы страхования ипотечных кредитов. Когда-то в 2004 году был создан казахстанский фонд гарантирования ипотечных кредитов. Да он не заработал. Он не покрывал те ипотечные кредиты в массовом объеме, которые выдавали банки. И причина заключается в том, что государство, создавая такие фонды, оно не создает фонды бесплатного финансирования. Нет. Разумеется, вот эта структура будет стараться устанавливать рыночные ставки, которые объективно будут неинтересны ни банкам, ни страховым компаниям. Причина простая, банальная. У нас ипотека – она является убыточной. Что касается статьи 15.1. Там мы планировали сделать первый шаг, мы ограничили страхование аффилированных лиц запретом на предоставление льготных условий. Это первый шаг. Да, конечно, необходимо задумываться над тем, чтобы вообще запретить страхование аффилированных лиц, но этот вопрос давно обсуждается и единого мнения по нему до сих пор не принято.

Еременко Евгений Иванович, Заместитель Председателя Правления АО «СК «Allianz Kazakhstan»:

Чуть-чуть дополню. То есть я не имел в виду вопрос формирования повторно формирование гарантированных ипотечных кредитов, потому что этот фонд формировался за счет взносов самих банков и понятно, что его капитализация от рынка отставала на сотни позиций. Я говорю о другом. Я говорю о том, что клиенты, люди, физические лица, они должны платить за свою безопасность. Да страховка может стоить 6 %. Но у нас и сейчас есть примеры, когда тарифы равняются 6 %. Вот в чем вопрос. Я говорю сейчас не о создании фонда, я говорю сейчас о создании страховой организации, которая возьмет это на себя как перестраховщик.

Усенбекова Ляззат, Директор Департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального Банка Республики Казахстан:

В общем-то, Даурен уже ответил. Но, наверное, весь вопрос сходится на финансировании, потому что если клиент, если проводить эту работу и она не будет принята клиентом, то это не станет обязательным. В этом вся сложность. И тогда кредитование удорожает еще больше. Но когда с началом кризиса пошли первые потоки жалоб, мы сразу задумались и вспомнили о КФГИК и обратились туда. А что у вас происходило? Там был ответ такой, что очень сложно было сотрудничать с банками, потому что со своей стороны даже если рассматривались вопросы страхования отдельных продуктов, то фонд тоже ставил свои условия, которые не были интересны банкам.

Я хотела бы просто добавить еще по поводу просвещения Нариман. Вы, наверное, неправильно поняли меня. Я имела в виду не просвещение по вот этим вопросам, которые в конкурентном плане невыгодны, а именно мы сейчас понимаем, рассматривая как департамент защиты, что не проводятся разъяснения собственного продукта финансовой организации. Как банком, так и страховой компанией. То есть с человеком не хотят просто разговаривать. Это может быть проблема среднего звена, кредитного менеджера, который предлагает продукт. Ему просто, во-первых, не объясняют, во-вторых, когда он задает вопросы и пытается что-то понять, ему не в состоянии ответить, либо нет времени. Потом уже пишут нам, что им ничего не объясняют.

Усенов Талгат, Председатель Совета Директоров АО «СК «Cентрас Иншуранс»:

Я согласен с Евгением, что ипотечное страхование было бы наиболее правильным продуктом для заемщика, чтобы его обеспечить со всех сторон, но риски здесь высокие и здесь может быть действительно правильно, что создать какую-то перестраховочную емкость с участием государства. Но я здесь не согласен с тем, что другие классические виды страхования не нужны. То есть это страхование НС, страхование самого объекта залога от внезапных внешних воздействий. В принципе ипотечное страхование все это бы поглотило, но в отдельном виде сейчас страховые компании это активно страхуют, маржа там в принципе есть. За счет этой маржи, конечно, и агентские такие высокие пока. Но это из-за того, что внедрение страхования у нас пока еще на довольно низком уровне. В целом с развитием, с активизацией работы, наверное, убыточность будет расти. Просто взять к примеру. Вот вы говорите, что надежность страховой компании при страховании объектов залога или заемщика не столь важна, особенно для физ.лиц. Но я считаю, что здесь не совсем правильно, потому что иногда мы страхуем физ.лица на сотни тысяч долларов. А у нас по статистике смертность в Казахстане раз в шесть выше, чем в Европе. То есть любое ДТП, выплата абсолютно стопроцентная может наступить всегда. Для компании, у которой нет эффективной системы защиты портфеля, тогда даже несколько сотен тысяч долларов будет ощутимы. А если несколько таких случаев, тогда будет совсем. Поэтому аккредитация, надежность компании здесь очень важна.

Гришанков Дмитрий, Генеральный директор ЗАО «Эксперт РА», модератор:

В принципе мы подошли к завершающей части нашего круглого стола. Что хотелось бы отметить.

Во-первых, подводя итог тому, что прозвучало, то есть первые шаги по демократизации рынка банкострахования, если так можно выразиться, они произошли. Шаги пока, наверное, не те, которые хотелось бы ожидать, но они есть. И здесь я бы сразу хотел предостеречь, что все темы с аккредитацией, все темы с давлением на банки они правильные, они нужны. Нужна и аккредитация страховых компаний, нужна работа со стороны регулятора, но они не дадут гарантированного результата. Мы это проходили и проходим. Если менеджер банка хочет в некой компании их застраховать, он найдет способы давления на своего клиента, чтобы он пошел именно в эту компанию. Ни так, так эдак. Всегда рычаги у него есть. Но, тем не менее, процесс пошел, и мы его будем отслеживать регулярно. Коллеги будут мониторить этот рынок, и я думаю, что мы будем больше и больше получать информации, особенно с учетом того, что на сегодняшний день 4 страховые компании у нас, три прошли рейтинг, одна заканчивает прохождение рейтинга. Мы получаем более глубокую и полную информацию о том, как устроен рынок, и мы этой информацией естественно будем делиться.

Вот из того, что здесь прозвучало, я хотел бы просто отметить с точки зрения дальнейшего развития рынка банкострахования, если говорить о регуляторе, то здесь, в общем-то, меры более или менее понятны, они все здесь прозвучали. Это борьба со схемами во всех видах. Здесь я просто хочу вас предостеречь, чтобы не совершалась та ошибка, которую совершили в свое время в России. Про схемы так много говорили, что их уже давно нет, а пресса по-прежнему пишет, что страховщики – это группа жуликов и президент за ними повторяет это слово. Уже давно нет схем, российский рынок в этом плане не скажу, что идеален, но, по крайней мере, сделал огромный прогресс, но в глазах общественности это осталось. Наверное, поэтому надо вот здесь эту риторику как-то аккуратно выстраивать.

Контроль связанных сторон. Это тоже здесь прозвучало. Имеется в виду, когда аффилированные лица и страхуют, и размещают кредиты. Здесь не прозвучало, но я просто еще хочу сказать, что кэптивные компании, аффилированные с банками, они все свои активы, как правило, размещают в своем банке. Это просто ужасно, то есть это ужасный риск такого страховщика и в нашей методике такой страховщик никогда не может получить удовлетворительного рейтинга.

И, наконец, жалобы. Ляззат сказала, что сейчас жалоб крайне мало, по крайней мере, на тему банкострахования. Но вот в российском регулировании последние два года жалобам уделяется все больше и больше внимания. Даже может быть слишком много. И потребитель, понимая это, с удовольствием жалуется. И это, наверное, самая активная часть просвещения. То есть они научились жаловаться.

По поводу страховых компаний. Здесь тоже прозвучало очень много. И просвещение. Но я бы здесь сделал еще упор не только на комиксы. Они, наверное, нужны, но Ергали подтвердил мою мысль, что в момент покупки стиральной машины, человек не думает о просвещении. Что есть у него в голове, то и есть. Я бы здесь обратил внимание на просвещение устройства рынка. Если рынок так устроен, что комиссия достигает 80 и более процентов, то неплохо об этом как-то проинформировать население, чтобы оно было в курсе, на что оно платит деньги, проценты и так далее. И, наверное, это самое действенное просвещение.

Дальше работа с руководством и самое главное с владельцами банков. Из моей практики самая действенная работа устраивается, когда приходишь к владельцу той или иной структуры и говоришь, извини, а у тебя же воруют, много воруют и могу даже показать, сколько и где. Я не видел ни одного владельца, который бы после этого оставался бы равнодушным. Потому что, как правило, владелец получает доход немного иным путем.

И еще хотел бы обратить внимание на рейтинги, которые здесь прозвучали. В нашей практике так получилось, что в России очень долго на рейтинги не обращали внимание. Я имею в виду регулятор и так далее. Тем не менее, рейтинги очень сильно прогрессировали особенно в страховом сообществе, и основным таким драйвером, как теперь модно говорить, стали тендеры. Тендеры региональных органов власти, тендеры корпораций, когда они выбирают страховщика, в том числе и исходя из его рейтинга. Соответственно рейтинг здесь не только элемент нашего бизнеса. Да это наш бизнес и мы на нем зарабатываем деньги, но это элемент открытости рынка. Десять лет назад в России компания, которая показала пять строчек укрупненного баланса – это все предел открытости. Над нами все смеялись, куда вы полезли. Сейчас страховые компании на тележках привозят отчетность, без преувеличения. То есть в принципе, я не знаю, какую информацию нужно запросить, чтобы вдруг страхования компания его не дала и это считается нормой и они так стали относиться не только к нам, но и к инвесторам и так далее. Поэтому я надеюсь, что наше обсуждение темы банкострахования оно было таким первым масштабным, но не последним. И я надеюсь, что в следующем году результаты будут более оптимистичными, чем в этом году. Спасибо огромное за участие в проекте. Спасибо за участие в обсуждении.

 

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить