Menu
RSS

Техническая сторона оказалась сильнее

  • Автор: Татьяна Батищева

Страховой рынок ждет новый закон, который не окажет влияния на темпы страхового роста, сообщает Эксперт Казахстан.

В конце мая этого года страховое сообщество и Национальный банк одобрили и передали в правительство текст законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам страхования и страховой деятельности». Документ получился серьезный — 417 страниц. Но если перейти от количества к качеству, оказалось, что значительная часть новаций носит технический характер: это редакционные и уточняющие правки, расширение понятийного аппарата, приведение положений ряда кодексов и законов в соответствие с предлагаемыми законопроектом изменениями.

Внимания заслуживают лишь несколько моментов. Прежде всего, расширение полномочий страхового омбудсмена по спорам между страховщиками и клиентами на все классы страхования. Сейчас омбудсмен является медиатором по обязательному страхованию гражданско-правовой ответственности (ГПО) владельцев транспортных средств и по некоторым добровольным видам, в частности, по КАСКО.

Далее законодательно планируется возобновить гарантирование классов страхования по отрасли «страхование жизни». Компании по страхованию жизни будут вновь включены в систему гарантирования страховых выплат, которая в настоящее время охватывает три обязательных ГПО: владельцев транспортных средств, перевозчика перед пассажирами, туроператоров и турагентов. Все перечисленные виды — поле деятельности компаний по общему страхованию.

Кроме того, регулятор решительно настроен ужесточить надзор и установить требования к минимальному размеру уставного и собственного капиталов, а также к иным условиям деятельности страховых брокеров. Причины тому следующие. Страховые брокеры, работающие на внутреннем рынке, выступают посредниками между страховой организацией и клиентом, причем на стороне последнего. Такой брокер работает за комиссию, не выписывает страховой полис и не берет за него деньги. В принципе, для него не важен размер собственного капитала, поскольку его риски не существенные в масштабах рынка.

Другое дело перестраховочные брокеры, которые ищут внешних перестраховщиков местным страховым компаниям. У перестраховочного брокера на руках могут оказаться клиентские деньги, ведь он выступает посредническим звеном между страховщиком и перестраховщиком и страховщик, как правило, деньги передает через брокера. Перестраховочный брокер — финансовый институт, через который проходит большой объем на зарубежное перестрахование и который несет риск того, что деньги не дойдут до перестраховщика.

Национальный банк намерен сделать стоимость страховки социальной, речь, например, шла об 1 долларе в день на период поездки

На сегодняшний день деятельность брокеров не регулируется Нацбанком. Регулятор не видит финансовых потоков перестраховочных брокеров и не имеет возможности их узнать, поскольку брокер не лицензируем. Поэтому он решил разделить брокеров, работающих на внутреннем рынке, с брокерами, работающими по внешнему перестрахованию по уровню капитализации и ответственности. Предполагается установление отдельных требований по размеру уставного и собственного капитала, требований к системе управления рисками и т.д.

Нововведения, безусловно, полезные, однако степень их влияния на увеличение емкости страхового рынка неочевидна. Настоящих важных предложений, которые перепашут и перекроят страховой рынок, всего два: внедрение электронного полиса и переход от обязательного страхования ГПО туроператоров и турагентов к обязательному страхованию самого туриста.

Уход в цифру

Предполагается, что в случае принятия законопроекта с 1 января 2018 года автовладельцы будут страховать ответственность онлайн, а бумажный полис установленного образца уйдет в историю.

Договор страхования будет заключаться дистанционно без участия страховых посредников — агентов. Для этого страховые организации разместят у себя на сайтах условия страхования. Клиент, ознакомившись с предложениями, отправит страховой компании личные данные, после чего страховщик рассчитает конечную стоимость страховки и выставит счет на оплату. Соединение в базе данных страховщика заявления на страхование и платежа будет являться подтверждением заключения договора страхования. База будет хранить запись о том, что между клиентом и страховой компанией существует договор.

Затем данные о страхователе поступят в Единую страховую базу данных (ЕСБД), где договор зарегистрируют, присвоят уникальный номер и отправят страховщику. Последний сформирует на базе уникального номера собственный документ, который и будет являться электронным полисом. Документ можно получить по электронной почте или же посмотреть в личном кабинете. При желании его можно распечатать.

Ожидается, что переход на электронный полис снизит на 10–15% стоимость страховки за счет сокращения расходов на посредников. Армия страховых агентов, кормившаяся за счет продажи полисов ГПО автовладельцев, останется не у дел.

Мобильные технологии позволят страховщикам идти в ногу со временем и создавать индивидуальные и гибкие решения с применением телематических устройств.

Ключевые проблемы электронного страхования — проверка наличия договора страхования дорожной полицией, мошенничество, защита персональных данных. Национальный банк обещает договориться с МВД по поводу совместимости баз данных. Ответов на другие вопросы сейчас еще нет, обсуждение и возможные решения появятся лишь после внедрения электронного полиса, когда рынок поймет, с чем конкретно он имеет дело.

Вспомнить про человека

На сегодняшний день страхование профессиональных рисков туроператоров — наиболее проблемный продукт, от которого отказались многие страховщики. Тот факт, что в этой нише еще остались страховые компании, говорит не о том, что они надеются на какие-то волшебные технологии, а о том, что не всем удалось в свое время покинуть этот рынок. В последнее время существует негласный запрет на сдачу лицензии, и оставшиеся на рынке страховщики всеми силами стараются не раздуть портфели, существенно подняв стоимость страхования и применяя разного рода уловки.

На начало июня премии собирали всего пять компаний, тогда как десять лет назад участников было в три раза больше. Снижение интереса кроется во взрывном росте убыточности страхования после громких банкротств крупных туроператоров. При этом страховой рынок раздражает не сам факт многочисленных выплат, а то, какие риски он будет оплачивать при урегулировании ущерба.

Страхование ГПО туроператора и турагента призвано страховать профессиональную ответственность туристических компаний перед клиентом. Лимит ответственности агента составляет 3 млн тенге, оператора — 6 млн. Сверх этого платить потерпевшим они не обязаны. В 2013–2015 годах обанкротилось несколько операторов, и каждое из банкротств рождало массу обманутых клиентов, которые либо застряли на курортах, либо никуда не поехали. Страховые лимиты быстро закончились, туристы пошли в суды. Сердобольные судьи, боясь социальных последствий, решали дела в пользу истцов, обязывая страховщиков платить фактически из своего кармана. Выплаты подскочили, страховщики стали сдавать лицензии. Поскольку туроператор и агент не могли получить или продлить лицензию страхового полиса, в движение пришел уже туристический рынок. Сложилась классическая ситуация, когда низы не хотели — верхи не могли.

Для возврата страховщиков на рынок требовалось одно — навести порядок в туристической отрасли, когда финансовая непрозрачность и работа по принципу финансовой пирамиды создавали хорошую почву для разного рода мошенничеств и афер. Однако проблемами туристического рынка серьезно не занимаются, даже регулятора отрасли меняют как перчатки. Сейчас им, например, является Министерство культуры и спорта, в 2014 –2016 годах выступало Министерство по инвестициям и развитию, в 2013‑м — Министерство транспорта и коммуникаций. В итоге соломоновым решением Национальный банк меняет парадигму страхования, отказываясь от ГПО в пользу страхования туриста.

Слабые места в защите туриста

Предполагается, что страхование будет направлено на защиту имущественных интересов туриста, связанных с риском возникновения непредвиденных расходов, причинения вреда жизни и здоровью в результате несчастного случая.

Законопроект называет страховым случаем три группы событий. Во-первых, невозможность совершить поездку вследствие травмы, острого отравления (при условии экстренной госпитализации), смерти застрахованного или его близкого родственника. А также при отказе выезда из Казахстана при прохождении паспортного контроля, если отказ не связан с нарушением законов. Во-вторых, неоказание или ненадлежащее оказание туристических услуг по предоставлению мест проживания и питания (несоответствие услуг условиям договора). В-третьих, потеря или хищение документов, в том числе паспорта и проездных документов.

Таким образом, страховому рынку предлагают сложный продукт, в котором зашит риск несчастного случая с привязкой к медицине, а также финансовый риск, связанный с денежной потерей от недополучения услуг.

По согласованию с туристом перечень страховых случаев может быть расширен. Например, можно дополнительно застраховать отказ от поездки в силу внезапного острого заболевания туриста или его близкого родственника, приведшего по медицинским показаниям к стационарному лечению более двух суток не позднее даты начала поездки.

Можно обезопасить себя от несвоевременной выдачи консульством въездной визы или даже от отказа выдать визу, от несчастного случая, приведшего к телесному повреждению, нарушению функций организма или смерти застрахованного, от невозможности или несвоевременности возврата после окончания поездки или досрочного возвращения в результате стихийных бедствий, ЧС техногенного характера, террористического акта, эпидемии, от потери или повреждения багажа.

Перечень рисков обязательного страхования туриста полностью совпадает с рисками, которые страховые организации страхуют на добровольной основе, поскольку в ряде стран медицинская страховка, как правило, является обязательной в пакете въездных документов.

Добровольное страхование лиц, выезжающих за границу, предусматривает идентичные базовые направления: несчастный случай с привязкой к медицине и репатриацию. Опции доброволки по желанию могут быть расширены, к примеру, можно застраховать отмену поездки, утерю багажа, задержку рейса. Фактически аналогичные опции сейчас предлагают в рамках обязательного страхования, в частности, ГПО перевозчика перед пассажирами.

Появление дублирующих друг друга обязательного и добровольного страхования туриста может иметь следующие последствия. Прежде всего, возможно снижение объемов страховых премий по добровольному страхованию выезжающих за рубеж. Заработать же на обязательном страховании туриста будет сложно, так как Национальный банк намерен сделать стоимость страховки социальной, речь, например, шла об 1 долларе в день на период поездки.

Далее, сразу же возникнет вопрос андеррайтинга — расчета стоимости страховки. Дело в том, что при добровольном страховании стоимость полиса определяется в зависимости от страны пребывания, цели поездки, возраста, пристрастий туриста, которые определяют применение повышающего или понижающего коэффициента к базовым тарифам. Полис дайвера оценят дороже, чем полис туриста, желающего плавать в бассейне при отеле. Обязательный страховой продукт будет массовым, то есть безликим, а значит, не просчитанным с точки зрения оценки рисков выезжающих людей. На практике может оказаться, что стоимость путевки для многих категорий граждан просто занижена.

Кроме того, при массовом страховании туристов появится проблема обеспечения страховыми организациями ассистанса (страхового сопровождения, сервиса). Казахстанские страховщики имеют зарубежных партнеров по основным выездным направлениям. И формируя добровольный продукт, понимают, смогут ли оказать сервис туристу в стране его пребывания или нет. По новому закону страховка должна продаваться туркомпанией вместе с путевкой, то есть быть стандартной. Никто не задается вопросом, каким образом страховщик доставит лекарство в заброшенную африканскую деревню, которую он не покрывает, если вдруг туристу захотелось именно туда. Даже если случаи выбора туристом дремучего направления будут единичны, они все равно несут для страхового рынка репутационный риск.

Идея продавать обязательное страхование через турагентов не находит энтузиазма у представителей туристического рынка, которые считают, что их хотят нагрузить чужой работой, поскольку турагент будет проводить реализацию на безвозмездной основе, чтобы не удорожать социальный страховой продукт.

И, наконец, новый законопроект не предлагает решение главной проблемы: кто заплатит за туриста, который купил путевку, но никуда не поехал вследствие банкротства туроператора. Туристы, которые застрянут в зарубежных отелях и аэропортах, будут вывезены за счет средств фонда «Туристик Камкор». Он специально создан для этих целей, взимая у туроператоров 0,5 МРП с каждого турпродукта. Финансовые и моральные потери испорченного отпуска не оплатит никто.

Таким образом, смена парадигмы туристического страхования порождает большие вопросы. Она затрагивает интересы отлаженного и успешно работающего сегмента добровольного страхования лиц, выезжающих за рубеж, никаким образом не стимулирует туристический рынок повышать профессиональную и финансовую ответственность перед клиентом и не создает механизмов возмещения ущерба клиентам обанкротившихся туроператоров.

Законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам страхования и страховой деятельности», продвигаемый Национальном банком, если не учитывать предложения по электронному полису, фактически пустой с точки зрения увеличения емкости и роста страховых премий.

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить