Menu
RSS

О «бесконтрольном» фонде медстрахования

Не «исчезнет» ли триллион бюджетных тенге, на что будут содержать фонд и что эта реформа даст казахстанцам?

 

21 июля текущего года состоялись теледебаты министра здравоохранения РК Елжана Биртанова и директора Центра прикладных исследований «Талап» Рахима Ошакбаева. Тема — внедрение в Казахстане обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). О работе фонда медстрахования возникает много вопросов. Главные из них — на что потратят триллион тенге и как будут контролировать расходование этой суммы. Свое мнение относительно состоявшихся дебатов и в целом внедрения ОСМС высказал эксперт в области здравоохранения Серик Танирбергенов.

Знаковое событие произошло: первые за последние годы дебаты члена правительства страны и представителя экспертного сообщества.

В них нет победителя и нет проигравшего, каждый пришел и ушел со своей точкой зрения. Главный урок этого события — власть способна открыто говорить с гражданским сообществом.

Меня в это ситуации волнует два момента:

Первый — к горькому сожалению в самой системе здравоохранения еще нет экспертов такого уровня, которые бы смогли привлечь общественное внимание и заставить общество, или определенную его часть, прислушаться к независимому мнению. Это удручает, поскольку в данной ситуации вопросы здравоохранения комментируют специалисты, не имеющие экспертного уровня знаний именно в области здравоохранения.

Учитывая, что здравоохранение, наверное, единственная сфера, которая в любой стране и при любом строе вынуждена доказывать свою состоятельность и эффективность, приходится обсуждать собственную судьбу на «чужой» территории, доказывая базовые подходы здравоохранения.

Второе, хотелось бы выразить собственные контраргументы на постулаты противников ОСМС.

1) «Создавая единый фонд, министерство здравоохранения Казахстана пытается вывести из-под бюджетного контроля 1 триллион тенге».

Ответ: увы, вы не правы и вводите в заблуждение общественность.

В 2018 году среди этого 1 триллиона тенге 88% (!!!) составят средства государственного бюджета, а именно — 355 млрд тенге расходы бюджета на гарантированный объем бесплатной медицинской помощи и 562 млрд тенге — расходы государственного бюджета на оплату взноса на ОСМС за 14 льготных категорий граждан. Средства, которые планируется собрать в виде отчислений от работодателей — 119 млрд тенге.

Все эти 88% государственных средств проходят и будут проходить согласование и расчеты в министерствах экономики, финансов, обсуждения в Парламенте, в НПП «Атамекен». Средства государственного бюджета будут «выходить» из казначейства министерства финансов Казахстана, также останутся под контролем Счетного комитета. Разве это можно назвать выводом из-под бюджетного контроля?

Еще один механизм контроля, заложенный в законе — независимый аудит Фонда социального медицинского страхования, отчет об аудите не является коммерческой тайной и подлежит полной публикации. Правила, по которым будет закупаться медицинская помощь Фондом, такие же общеобязательные для всех и регистрируются в министерстве юстиции. Более того, сегодня тот же самый 1 триллион тенге расходуется на закуп медицинской помощи не одним органом (это только в будущем за этот триллион будет отвечать Фонд), а 17-ю: Комитетом оплаты медицинских услуг и 16 управлениями здравоохранений. Вопрос: кого контролировать легче? Один Фонд или 17 организаций по всей стране?

Внедряя ОСМС можно говорить о том, что граждане сами будут задавать вопрос: «Куда идут мои деньги?» Кроме того, развивая конкуренцию среди поставщиков, нельзя забывать и о ее «побочном», но весьма значимом эффекте — взаимный контроль поставщиков за распределением денег и размещением объемов закупаемых услуг. Поставщики также будут задавать вопрос: «А почему договор со мной заключен на XХХ тенге меньше, чем с клиникой ZZZ?».

2) Вводимая реформа — это не страхование.

И снова это если не заблуждение, то несовпадение точек зрения. Правительство вводит не просто страхование, а СОЦИАЛЬНОЕ страхование, при котором все риски распределяются равномерно, и соответственно размер страховой премии распределяется равномерно, но сообразно уровню дохода. Кто мало зарабатывает, тот и мало платит. Поэтому в странах социального медицинского страхования ставка отчислений и/или взносов относительно одинакова.

А то, о чем говорит г-н Рахим Ошакбаев — тоже страхование, НО, при котором каждый будет платить взнос сообразно степени риска развития заболеваний. То есть, если вы пожилой и имеете хронические заболевания — вы будете платить больше всех.

Кроме того, в такой модели работают не один, а несколько страховых фондов, которые конкурируют между собой за плательщиков. И в результате, каждый фонд стремиться«захватить» только относительно молодых и относительно здоровых граждан. Пожилые, дети и инвалиды останутся за бортом. Готовы ли эксперты развить свою мысль и рассказать о предлагаемом варианте подробнее?

3) «8,5 миллиардов тенге на содержание ФСМС — это чрезвычайно много. Сейчас это обходится дешевле и ценой гораздо меньшего числа работников Комитета оплаты медицинских услуг».

Опять утверждение, не имеющее под собой оснований. Почему?

Всего несколько цифр. Сумма комиссионного вознаграждения Единого накопительного пенсионного фонда в 2016 году составила 58,5 млрд тенге, в том числе административные расходы — 13,6 млрд тенге. Прогнозные доходы Национальной палаты предпринимателей — 11,3 млрд тенге в 2017 году, из них 5,5 млрд тенге на содержание и текущие расходы аппарата.

По данным Всемирной организации здравоохранения, расходы по администрированию системы обязательного медицинского страхования в странах с высоким уровнем дохода составляют в среднем 4,7% от всех расходов на ОСМС, в группе стран со средним доходом(куда относимся и мы) эта цифра колеблется от 2 до 20%. Между тем комиссионное вознаграждение ФСМС на 2018 году планируется на уровне 1,25%.

К чему это говорится? К тому, что любое администрирование стоит денег, к примеру, в отличие администрирования пенсионных взносов или страхования по другим классам, работа ФСМС требует бОльших навыков.

Для тех кто не знает — это:

Первое — сбор, аккумулирование взносов и учет 18 млн. потребителей медицинских услуг. Одна только эта функция соразмерна деятельности ЕНПФ, при том, что пенсионный фонд охватывает гораздо меньшее число людей.

Второе — планирование, закуп и оценка качества медицинских услуг. Фонд выступает в качестве квалифицированного покупателя медицинских услуг от имени всех граждан. Следует напомнить, что Фонд предназначен не для поддержки инфраструктуры или развития частного сектора, а предназначен для того, чтобы отстаивать интересы граждан.

Третье — оплата медицинских услуг. Комитет оплаты занимался стационарной помощью (2,2−2,5 млн случаев в год) и с текущего года начал работу по администрированию амбулаторной помощи. ФСМС же, помимо учета 18 млн потребителей медицинских услуг, администрирования взносов, будет заниматься планированием, закупом, оценкой качества и оплатой 2,7 млн случаев стационарной помощи, плюс порядка 7 млн вызовов скорой помощи, порядка 100 млн случаев амбулаторных посещений в год.

Всю эту работу необходимо выполнять, причем на профессиональном уровне. Ибо вы первые, кто завтра скажет, что Фонд не справляется со своей работой.

Любая вещь или услуга стоит денег. Хорошая вещь и хорошая услуга стоит хороших денег. Мы привыкли платить за сервис в ресторане, в гостинице, в парикмахерской. Кто-то из нас пользуется Uber, а кто-то ловит такси «от бордюра». Одни летают бизнес-классом, а другие едут в плацкартном вагоне. И все эти люди четко понимают, что удобство и качество стоит денег. Но никто не хочет понимать, что хорошее здравоохранение стоит больших денег. И нужно эти деньги платить.

Реформа никогда не делается в хорошие времена. Реформа никогда не просматривается насквозь. Очень хорошо, что идет бурное обсуждение этой реформы, поскольку она затрагивает каждого из нас и лучший разум — это коллективный разум. Мы готовы к открытости и диалогу и ожидаем конструктивной и профессиональной работы.

 

Источник: Kapital.kz

 

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить