Menu
RSS

Российский сектор страхования иного, чем страхование жизни, характеризуется умеренными отраслевыми и страновыми рисками

Служба кредитных рейтингов Standard & Poors оценивает страновые и отраслевые риски российского сектора страхования иного, чем страхование жизни, как «умеренные».

Наша оценка компаний, занимающихся страхованием иным, чем страхование жизни, отражает наше мнение о подверженности этого сектора высоким страновым рискам и средним отраслевым рискам. Общая оценка IICRA сопоставима с оценками соответствующих секторов в других странах, включая Казахстан, Польшу и Турцию.

Мы оцениваем страновой риск как высокий, поскольку российская экономика зависит от нефти, газа и других сырьевых товаров, и прогнозируем замедление экономического роста. Мы также полагаем, что слабость российских политических и экономических институтов оказывает негативное влияние на конкурентоспособность российской экономики, инвестиционный климат и деловую среду, и отмечаем низкую платежную культуру и слабое соблюдение принципа верховенства закона.

Наша оценка отраслевых рисков как средних обусловлена следующими выводами: прибыльность компаний (которая определяется рентабельностью капитала; returnonequityROE), риск, связанный со страховыми продуктами, и барьеры для входа на рынок являются нейтральными факторами, перспективы рыночного роста — позитивными, а институциональная система характеризуется как подверженная высоким рискам.

Мы полагаем, что наша оценка не изменится в ближайшие 12-18 месяцев. Несмотря на возможное повышение нашей оценки регулирования, показатели прибыльности сектора остаются под давлением, и мы отмечаем рост случаев урегулирования претензий в судебном порядке в сегменте автострахования.

Страновой риск: высокий

Таблица 1 - Страновой риск в России: некоторые экономические показатели и прогнозы

(%)

2015п

2014п

2013о

2012

2011

2010

2009

2008

Номинальный ВВП (млрд долл.)

2 313,5

2186,4

2 137,8

2 029,8

1 899,1

1 524,9

1 222,6

1 660,8

Прирост реального ВВП, %

3,0

2,2

1,7

3,4

4,3

4,5

(7,8)

5,2

Ставка инфляции (ИПЦ)

5,5

5,8

6,4

5,1

8,4

6,9

11,7

14,1

Уровень безработицы,%

5,2

5,3

5,4

5,5

6,5

7,3

8,3

6,2

Группа по классификации BICRA(на конец года)

Н/Д

Н/Д

7

7

7

8

8

 

о - оценка. П - прогноз. Н/Д - нет данных. ИПЦ - индекс потребительских цен. BICRA- оценка страновых и отраслевых рисков банковского сектора.

Источник: данные Standard& Poor's.

По нашему мнению, российские страховщики подвергаются более высоким экономическим рискам, чем сопоставимые с ними иностранные компании. Несмотря на дефолт по государственным облигациям в 1998 г., российская экономика после 1998 г. демонстрировала относительно высокие темпы роста: показатель ВВП на душу населения повысился с 1 331 долл. в 1999 г. до 14 939 долл. в 2013 г. (оценка; с учетом корректировки на паритет покупательной способности этот рост ниже).

Вместе с тем, по нашему мнению, в этот период рост на рынке страхования оставался волатильным и был связан с влиянием ряда макроэкономических факторов. В частности, несмотря на то, что меры правительства по введению обязательного страхования обусловили рост объема подписанной страховой премии-брутто в сегментах страхования иного, чем страхование жизни, с 1,7 млрд долл. в 1999 г. до 24,5 млрд долл. в 2012 г., в 2009 г. он снизился на 7,2%. Снижение объема подписанной страховой премии-брутто отражало снижение реального ВВП на 7,8%. В 2010 г. темпы роста на рынке страхования были выше темпов роста ВВП, но едва достигали докризисного уровня.

По нашему мнению, условия, обеспечившие высокие темпы роста в 2000-2008 гг.  и в 2010-2012 гг., — главным образом рост цен на сырьевые товары, особенно на нефть и газ, — изменились. Дальнейший резкий рост цен на сырье представляется маловероятным. Экономическому росту в России препятствуют сохраняющаяся зависимость страны от сырьевых товаров, неконкурентная на международном рынке обрабатывающая промышленность и низкие темпы экономических реформ. На долю нефти и нефтепродуктов приходится около 50% общего объема экспорта, а с учетом газа и металлов — 80%. По нашим прогнозам, эти структурные препятствия будут обусловливать сохранение низких темпов экономического роста в России — 1,7% в 2013 г., 2,2% в 2014 г. и 3% в 2015 г.

Низкие темпы экономического роста могут обусловить замедление роста рынка страхования. По нашим оценкам, рост в 2013 г. снизился до уровня менее 15%, и мы ожидаем, что он составит около 10% в 2014 г. (в сравнении с 21% в 2012 г. и 19% в 2011 г.). Мы прогнозируем замедление роста в таких сегментах, как корпоративное страхование, автострахование (включая ОСАГО и КАСКО), страхование иное, чем страхование жизни. Тем не менее рост объема страховой премии, как ожидается, будет выше темпов роста ВВП, что будет обусловлено главным образом сохраняющимся ростом кредитования. По нашим прогнозам, темпы роста кредитования — хотя мы и отмечаем их снижение — будут выше темпов роста экономики и составят около 15% в 2014 г.

Российские политические институты остаются сравнительно слабыми; сохраняется высокая степень централизации политической власти, прежде всего на уровне президента. Президент Владимир Путин, избранный на третий срок в 2012 г., сохраняет жесткий контроль за происходящим в стране, и мы не видим серьезных угроз устойчивости его правления до окончания срока президентских полномочий. Мы полагаем, что российские власти традиционно относятся к сектору страхования менее благоприятно, чем к другим секторам.

В последние годы Россия ослабила режим управляемого валютного курса. Денежно-кредитная политика России стала более прозрачной после того, как Банк России сосредоточился на таргетировании инфляции, ослабив контроль над обменным курсом. Это изменение обусловило повышение гибкости экономики и ее устойчивость к шоковым потрясениям, особенно колебаниям цен на нефть. В этот период значительные колебания валютного курса (ослабление рубля по отношению к доллару США, евро и иене) оказывали негативное влияние на деятельность страховщиков, особенно компаний, занимающихся автострахованием. В дальнейшем повышение стоимости импортируемых запчастей может оказать давление на коэффициенты убыточности в сегменте автострахования.

Инфляция продолжает снижаться, и, по нашему мнению, это долгосрочная тенденция, несмотря на временное повышение цен на продукты питания и административных расходов. Мы прогнозируем, что средняя годовая инфляция составит 6,4% в 2013 г. и 5,8% в 2014 г. Это позитивный фактор, поскольку в прошлом высокие темпы роста инфляции обусловливали рост убытков в секторе страхования, особенно в сегменте автострахования.

Мы отмечаем слабость платежной культуры и соблюдения принципа верховенства закона. Россия занимает низкое место в «Индексе верховенства закона», составляемом WorldJusticeProject. На балансах страховых компаний отмечается большой объем дебиторской задолженности (около 15% совокупных активов). Платежная дисциплина в отношении этой задолженности, т.е. готовность своевременно проводить платежи, остается низкой.

Отраслевой риск: средний

Таблица 2 - Российский сектор страхования иного, чем страхование жизни: некоторые показатели

 

2009

2010

2011

2012

2013о

Премия-брутто (млрд руб.)

497

530

629

760

<870

Рост премии (%)

(7,2)

6,5

18,7

20,8

<15

Проникновение страхования (премия / ВВП) (%)

1,3

1,1

1,1

1,2

1,2

о - оценка. Источник: данные Standard& Poor'sи Банка России.

Мы оцениваем отраслевой риск в секторе страхования иного, чем страхование жизни, как средний. Наша оценка определяется оценкой пяти подфакторов, отражающих особенности страховой отрасли, при этом мы полагаем, что прибыльность компаний, риск, связанный со страховыми продуктами, и барьеры для входа на рынок оказывают нейтральное влияние на нашу оценку. Перспективы рыночного роста оказывают позитивное влияние, а институциональная система связана с высоким риском.

Рентабельность капитала (нейтральный фактор)

Мы полагаем, что прибыльность российского рынка страхования иного, чем страхование жизни, оказывает нейтральное влияние на нашу оценку. Наши данные свидетельствуют о том, что средневзвешенная рентабельность капитала за пять лет в данном секторе составляет около 20%. Позитивное влияние на ROE оказывают хорошие коэффициенты убыточности и относительно стабильная доходность инвестированных активов, негативное — инфляция и очень высокие аквизиционные расходы. Кроме того, показатель ROE может сильно зависеть от значительных колебаний валютного курса. По нашим оценкам, снижение ROE в сегментах ОСАГО и КАСКО обусловит дальнейшее снижение этого показателя в 2013 г. На долю упомянутых сегментов приходится 40% российского рынка страхования. Мы отмечаем, что рентабельность этих направлений оказывается под вопросом вследствие сильной конкуренции, очень высоких аквизиционных расходов (в России коэффициент затрат составляет как минимум 30% в сравнении с 18% в Германии, 20% во Франции и 24% в Великобритании) и практикой вынесения судами решений, неблагоприятных для страховых компаний.

Российские страховщики стремятся сохранять капитал, ожидая рост премии в будущем. Капитализация сектора увеличилась на 7% в 2012 г. и еще на 7% в 1-м полугодии 2013 г. Несмотря на то, что объем собственного капитала российских страховых компаний остается относительно небольшим (около 6,8 млрд долл.), повышение капитализации оказывает давление на ROE.

За исключением ОАО «Росгосстрах» и ОСАО «РЕСО Гарантия», очень немногие российские страховщики имеют долговые обязательства. Поэтому их показатели ROE существенно не зависят от уровня финансового рычага.

Средний комбинированный коэффициент убыточности 20 крупнейших компаний составляет почти 100%, однако отклонения от этого среднего значения могут быть очень существенными — от 70% до почти 120%.

Риск, связанный с продуктами (нейтральный фактор)

По нашему мнению, риски, связанные с продуктами, почти не имеют возможности обусловливать волатильность прибыли, поэтому мы считаем этот фактор нейтральным для нашей оценки.

Портфели российских страховых компаний демонстрируют относительно низкую подверженность рискам, связанным со стихийными бедствиями, а объем страхования от стихийных бедствий оценивается как незначительный. Несмотря на то, что почти 25% российских сельскохозяйственных угодий подвержены риску, связанному с природными катастрофами, лишь 10% населения России проживает на территориях, подверженных этому риску. Вероятность убытков вследствие землетрясений на Дальнем Востоке и засухи в южных регионах ограничена ввиду низкого уровня проникновения услуг страхования (см. статью «Пожары, жара и засуха практически не затронули российский страховой сектор, но могут дать стимул к его развитию», опубликованную 25 октября 2010 г. в RatingsDirect). Вместе с тем частота страховых убытков по портфелям автострахования может быть повышенной в регионах и городах, где нередки град и наводнения, в том числе в Москве (здесь зарегистрировано около 4,5 млн автомобилей) и Санкт-Петербурге (около 1,5 млн автомобилей). Кроме того, по нашим наблюдениям, лишь немногие страховщики (те, кто использует передовые системы управления рисками) покупают перестраховочную защиту от катастрофических убытков. Это, с нашей точки зрения, повышает вероятность убытков, связанных с неблагоприятными погодными явлениями.

Страховое мошенничество создает определенные проблемы для российских страховщиков, но мы считаем, что этот фактор незначительно влияет на их чистую прибыль. В некоторых крупных розничных сегментах страхового бизнеса на долю недобросовестных клиентов может приходиться до 30% первично заявленных убытков. Однако мы считаем, что страховщики с крупным розничным бизнесом сумели успешно справиться с этой проблемой, а существующие тарифы учитывают убытки, связанные с высоким уровнем мошенничества.

Страховые продукты, продаваемые в России, подвержены умеренному риску несовпадения активов и обязательств по срокам погашения, а страховые претензии обычно урегулируются в течение года.

Страховщики начинают подвергаться более высоким рискам, связанным с урегулированием претензий в судебном порядке, что повышает возможность непредсказуемого урегулирования претензий в сегменте автострахования. Мы отмечаем тенденцию урегулирования страховых претензий по ОСАГО и КАСКО в судебном порядке и вынесения судами решений, неблагоприятных для страховых компаний, что предусматривало выплаты и покрытие рисков сверх уровней, предусмотренных договорами страхования, и по КАСКО, и по ОСАГО (см. статью «Предполагаемые изменения в регулировании и судебные издержки усиливают риски российского сектора автострахования», опубликованную 13 июня 2013 г.).

Мы оцениваем риск, связанный с другими страховыми продуктами, как низкий.

Барьеры для входа на рынок (нейтральный фактор)

Барьеры для входа на рынок, связанные с нормативно-правовым регулированием и операционными факторами, в российском сегменте страхования иного, чем страхование жизни, оцениваются как умеренные, поэтому этот фактор является нейтральным дня нашей оценки.

Практика регулирования не является чрезмерно сложной. Несмотря на то, что процесс регистрации новой страховой компании или получения новой лицензии может быть длительным, в конце 2013 г. в России работали 432 страховых и перестраховочных компании. Поэтому заинтересованные компании могут легко войти на рынок, приобретя небольшую лицензированную страховую компанию. Однако такие сделки проводятся редко, главным образом потому, что прозрачность и размеры небольших российских страховщиков, как правило, не соответствуют требованиям потенциального покупателя, а продавцы обычно стремятся продать компанию по очень высоким ценам.

Российские регулирующие органы не вводят прямых ограничений для новых компаний, которые выходят на рынок. В соответствии с законодательством доля иностранного участия в капитале всех российских страховых компаний не может превышать 50%, однако в настоящее время угрозы нарушения этого лимита нет. Многие крупные европейские страховые группы, в частности AXA, Allianz, Zurich, ERGO, Metlife, Generali PPF и Score Re, уже присутствуют на российском рынке, и мы не ожидаем значительного увеличения иностранного участия.

Наша оценка барьеров для операционной деятельности в секторе страхования учитывает важную роль сети продаж в обеспечении успешного проникновения на рынок, уровень сложности, связанной с установлением и развитием устойчивых отношений и сети продаж, а также степень концентрации рынка. На долю пяти крупнейших компаний приходится 40% рынка, на долю крупнейших 20 компаний — почти 70%.

Значительные барьеры для операционной деятельности обусловлены очень большим объемом российского страхового рынка. На долю Москвы и Санкт-Петербурга приходится 60% совокупного объема собираемой страховой премии, поскольку уровень проникновения в этих городах в три раза выше среднероссийского. Однако завоевать позицию на рынке Москвы или Санкт-Петербурга непросто, учитывая очень высокую конкуренцию. Кроме того, дефицит квалифицированных сотрудников также обусловливает рост расходов на содержание персонала.

Перспективы рыночного роста (позитивный фактор)

Низкий уровень проникновения страховых услуг в российском секторе страхования иного, чем страхование жизни, свидетельствует о хороших перспективах роста. Глубина проникновения страхования отражает степень зрелости и развитости страхового рынка и выражается средней величиной страховой премии на душу населения. По нашим оценкам, этот показатель в российском секторе страхования иного, чем страхование жизни, составлял около 195 долл. в 2013 г., что мы оцениваем как невысокий уровень. В целом по Европе он составляет в среднем около 1 700 долл., в Северной Америке — почти 2 000 долл.

Отношение средней страховой премии в секторе страхования иного, чем страхование жизни, к ВВП (без учета обязательного медицинского страхования) составляло в среднем около 1,3% в последние пять лет. По этому показателю Россия находится на одном уровне с Турцией, Индонезией, Вьетнамом, Шри-Ланкой, Оманом и Румынией, но значительно отстает от Северной Америки (4,5%) и Европы (2,8%). По нашим прогнозам, степень проникновения будет расти, что обусловит дальнейший рост в сегментах страхования. Мы также отмечаем значительный объем страхования по заниженной стоимости имущества (недострахования), что отражает развивающийся характер российского рынка.

По нашему мнению, неблагоприятная демографическая ситуация (в частности, старение населения) и в целом низкий уровень доходов, а также осведомленности о страховых продуктах и услугах обусловливают низкий спрос на страхование в России. Мы считаем, что эти факторы по-прежнему будут сдерживать рост сектора.

Мы полагаем, что в 2013 г. рост объемов страховой премии-брутто снизится до уровня менее 15% и составит около 10% в 2014 г. Тем не менее темпы роста премии будут превышать темпы роста ВВП. Наше мнение определяется уровнем недострахования, высокой рыночной долей обязательного страхования и дальнейшим ростом кредитования, который поддерживает развитие в сегменте розничного страхования.

Государство может повысить тарифы на ОСАГО в 2014 г., однако мы не учитываем эту возможность в наших прогнозах. В случае повышения тарифы будут обеспечивать дополнительный рост подписанной страховой премии-брутто.

Институциональная система (высокий риск — 5)

Наше мнение о том, что институциональные основы деятельности российских страховщиков подвергаются высокому риску («5»), обусловлено нашей оценкой качества системы регулирования как слабой, риска, связанного с режимом регулирования, как среднего, а качества корпоративного управления и уровня прозрачности — как низкого.

Вместе с тем недавняя передача функций контроля страховой деятельности Центральному банку Российской Федерации (Банку России) должна способствовать более быстрому реагированию регулирующих органов на изменения в секторе страхования и повышению качества диалога с ним (см. статью «Новая роль Банка России в качестве мегарегулятора может оказать позитивное влияние на финансовый сектор страны», опубликованную 29 августа 2013 г.). Изменение вступило в силу 1 сентября 2013 г.

Банк России применяет к страховым компаниям требования, касающиеся представления квартальной и годовой отчетности и раскрытия информации, и обеспечивает выполнение правил и нормативных требований посредством лицензирования осуществляемой деятельности и надзора за ней. Вместе с тем регулятор пока не проводит консолидированный анализ деятельности финансовых групп. Для анализа капитализации страховой отрасли он использует показатели SolvencyI, при этом большинство инициатив следуют букве, но не духу закона. Кроме того, мы отмечали случаи нереагирования регулирующих органов на очевидные проблемы некоторых страховых компаний.

Существующий и предыдущий регулирующие органы активно работали над сокращением числа лицензированных страховых компаний в России: в начале 2000-х гг. на рынке осуществляли деятельность более 1000 страховщиков. Более 100 лицензий были отозваны в 2010 г., около 40 в 2012 г., 36 в 2013 г.; в конце 2013 г. в России осталось 432 страховых компании.

В октябре 2013 г. Банк России приостановил действие лицензии страховой компании «Россия» и ввел в ней временную администрацию после резкого сокращения ликвидности. По объему подписанной страховой премии-брутто (5,2 млрд руб. в 2012 г.) СК «Россия» входила в число 15 крупнейших страховщиков.

С нашей точки зрения, качество корпоративного управления является одним из недостатков российской страховой отрасли. В соответствии с нормами регулирования:

  • страховые компании не обязаны иметь независимых членов в совете директоров;
  • регулирующий орган не имеет формальных полномочий одобрять назначение руководителей страховых компаний;
  • отсутствует эффективный механизм содействия финансовому оздоровлению проблемных страховых компаний.

Кроме того, нормативное требование об использовании внешних актуариев вступит в силу только с 2015 г. и, в отличие от российских банков, страховые компании не обязаны раскрывать своих фактических бенефициарных собственников.

С 2013 г. все страховые компании обязаны составлять годовую финансовую отчетность в соответствии с Международными стандартами финансовой отчетности (МСФО). Квартальная отчетность составляется по Российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ), которые мы считаем менее совершенными в сравнении с МСФО. Разница заключается, в частности, в уровнях раскрытия информации, методах расчета резервов, признания выручки, оценки активов и обязательств, а также порядке признания обесценения активов и консолидации отчетности.

Наша общая негативная оценка качества корпоративного управления и раскрытия информации поддерживается результатами исследований компании TransparencyInternational, которая определяет уровень восприятия коррупции 174 стран мира. Россия занимает 133-е место в «Индексе восприятия коррупции», который рассчитывается на основании данных опросов страновых экспертов (EconomistIntelligenceUnit, FreedomHouse, Всемирный банк и др.) и лидеров бизнес-сообщества разных стран.

Ведущий кредитный аналитик: Виктор  Никольский, Москва, (7) 495-783-4010; victor.nikolskiy@standardandpoors.com

 Второй контакт: Екатерина  Толстова, Москва, (7) 495-783-4118; ekaterina.tolstova@standardandpoors.com

Дэвид  Лэкстон, Лондон, (44) 20-7176-7079; david.laxton@standardandpoors.com

 

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить