Menu
RSS

Страховой мировой. Спектр мнений

Что российские страховщики думают об институте страхового омбудсмена, который скорее всего будет введен до конца текущегогода?

 

ФСФР прогнозирует, что институт омбудсмена на страховом рынке может появиться уже в четвертом квартале 2013 г. Если он будет аналогичен банковскому, то расходы на содержание омбудсмена лягут на страховые компании, а его решения будут обязательны для них. АСН решило выяснить, как страховщики относятся к планируемому новшеству.

Разгрузит ли омбудсмен суды, заваленные исками к страховщикам, и сократит ли судебные издержки?

Андрей Бондаренко, директор Центра стратегического анализа СК «Согласие»: «К сожалению, целый ряд системных проблем отрасли, усугубляющийся неплатежеспособностью части страховщиков, породили невиданный поток судебных разбирательств. Судебная система не справляется с этим потоком и идет на ужесточение правоприменительной практики. Финансовый омбудсмен в этой ситуации может стать если не решением проблемы во всем ее многообразии, то значительным облегчением работы для всех сторон».

Сергей Митин, заместитель генерального директора по урегулированию убытков СК «Транснефть»: «Создание института омбудсмена, конечно же, должно разгрузить суды. Рядовому страхователю гораздо проще обратиться к страховому омбудсмену, чем обивать пороги судебных учреждений».

Олег Логинов, заместитель начальника управления правового сопровождения страховой деятельности и взаимодействия с госорганами СК «Альянс»: «В настоящее время в России альтернативы судам не существует, граждане активно обращаются за защитой в судебные органы, а изменяющаяся в пользу страхователей судебная практика только способствует этой тенденции. Таким образом, если омбудсмен будет в состоянии предложить эффективно работающую процедуру, которая сможет на равных конкурировать с судебной системой – возможно, в будущем произойдет перераспределение количества дел из судов к омбудсмену». Эффективность работы омбудсмена зависит от множества вопросов: определения его подведомственности, доступности для граждан, сроков рассмотрения дел, а главное – от доверия страхователей к этому институту, отмечает Олег Логинов.

Юрий Калениченко, операционный директор СК «Россия»: «Безусловно, суды получат значительную разгрузку по делам, в первую очередь, в автостраховании. Там это уже конвейер. Хочется, чтобы потребители страховых услуг получили таким образом быструю квалифицированную помощь, все стороны конфликта – объективное рассмотрение спора, а страховщики перестали оплачивать штрафы и расходы на адвокатов».

Как обеспечить эффективность работы омбудсмена?

Николай Клековин, генеральный директор СК «Цюрих»: «Влияние омбудсмена во многом будет зависеть от профессионального и политического веса этой фигуры». Избежать рисков, связанных с появлением новой структуры, поможет назначение на эту должность профессионального и авторитетного эксперта с большим опытом работы в страховании и, в частности, в урегулировании убытков.

Юрий Калениченко: «Эффективный омбудсмен, прежде всего, максимально независим от любых организаций, ассоциаций и прочих структур, которые могут оказывать влияние на их работу».

Наталья Великосельская, директор юридического департамента СК «Либерти Страхование»: «Необходимо ввести кратчайшие и регламентированные сроки рассмотрения дела, а также разрешать споры и примирять стороны на базе объективной профессиональной оценки и анализа дела».

Олег Логинов из СК «Альянс» отмечает, что (как показывает, например, опыт Германии) целью работы омбудсмена должно быть не столько разрешение конкретных споров между страхователями и страховщиками, сколько повышение страховой культуры в целом. «Таким образом, эффективный омбудсмен должен выступать независимым арбитром, хорошо знакомым с  реалиями страхового рынка России и обладающим реальным опытом работы на этом рынке. Взаимодействие аппарата омбудсмена и рынка не должно строиться исключительно на административном подчинении, а должно учитывать как интересы страхователей, так и интересы страховщиков», – полагает Олег Логинов.

Сергей Митин из СК «Транснефть» считает, что институт страхового омбудсмена будет действенным только при условии его введения в совокупности с решением других проблем, накопившихся в отечественном страховании. В частности, необходимо разработать единую методику оценки ущерба. Также нужно срочно искать решения, позволяющие минимизировать последствия от не всегда адекватных судебных решений и налагаемых на страховщиков штрафов, несоразмерных нарушениям. Требуется привнести больше объективности в судебную практику, которая в свете последних решений Пленума Верховного суда в полной мере работает на благо страховых мошенников и лишает страховщиков всех инструментов защиты. Необходимо наладить плотное взаимодействие с правоохранительными органами по усилению работы в области привлечения страховых мошенников к уголовной ответственности. «А эффективность работы страхового омбудсмена будет зависеть не только от оперативности рассмотрения конкретного спора и беспристрастности в принятии решений, но и от его умения грамотно использовать все возможные инструменты при устранении выявленных пробелов, от надлежащего плотного взаимодействия с рынком, законодательными и надзорными органами», – полагает Сергей Митин.

 

Какими спорами должен заниматься омбудсмен?

Юрий Калениченко, «Россия»: «Полагаю, что с участием омбудсмена наиболее эффективно рассматривать споры по таким массовым видам страхования, как ОСАГО и каско. В отношении сумм вводить какие-либо лимиты нецелесообразно, так как это искусственное ограничение. И нецелесообразно рассматривать с участием омбудсмена споры, связанные с угонами и иными противоправными действиями третьих лиц».

Николай Клековкин, «Цюрих»: «Ввиду того, что сфера страхования отличается высоким уровнем мошенничества, эффективным решением могло бы стать привлечение омбудсмена к разрешению споров по небольшим суммам, например, до 50 тыс. р. на первое время и до 100 тыс. р. в дальнейшем». Это поможет существенно разгрузить суды, а при условии, что омбудсмен не будет применять к страховщику санкций, предусмотренных Гражданским кодексом и законом «О защите прав потребителей», это снизит и расходы страховщиков, считает Николай Клековкин.

Андрей Бондаренко, СК «Согласие»: «В соответствии с международной практикой омбудсмену следует предоставлять урегулирование дел со сравнительно небольшими суммами выплат – до 150 тыс. р.».

Сергей Митин, СК «Транснефть»: «Омбудсмену необходимо, прежде всего, передать те споры, рассмотрением которых сейчас просто завалены суды. Это споры физических лиц со страховыми компаниями по ОСАГО и автокаско в части определения размера ущерба и/или признания заявленного события страховым случаем». Однако до тех пор, пока не будет принята единая методика оценки ущерба, омбудсмену будет крайне сложно рассматривать такие споры. Поэтому одной из важных его задач должно быть оказание содействия развитию и совершенствованию страхового законодательства, анализ и продвижение законодательных инициатив. Нужно будет не только оперативно и максимально объективно рассматривать споры, но и организовывать проведение превентивных мероприятий в целях снижения количества этих споров и устранения первичных проблем, их вызывающих, считает Сергей Митин.

Олег Логинов из СК «Альянс» полагает, что институт омбудсмена, как и любой другой, должен пройти «пилотную» стадию. На первых этапах деятельности омбудсмен должен сосредоточить внимание на спорах, связанных с причинением вреда жизни и здоровью, а также на спорах по личному страхованию. «На этом этапе возможно ограничить споры суммой в 100 тыс. р., решения по которым будут носить обязательный характер, а свыше этой суммы – рекомендательный. В случае успешного развития омбудсмена в России возможно дальнейшее поэтапное увеличение суммы споров, решение по которым будет носить обязательный характер», – предлагает Олег Логинов.

Чем омбудсмен опасен страховщикам?

Наталья Великосельская, «Либерти Страхование»: «Институт страхового омбудсмена имеет, как минимум, две отрицательные стороны: необъективность в рассмотрении спора и отсутствие возможности обжалования решения омбудсмена в суде».

Олег Логинов, СК «Альянс»: «Основная опасность в новом институте – излишняя бюрократизация и появление на страховом рынке дополнительного административного органа, контролирующего деятельность страховщика». Институт омбудсмена должен, в первую очередь, являться площадкой для диалога между страховщиком и страхователем, который будет способствовать укреплению доверия и понимания между всеми субъектами рынка, считает Олег Логинов.

Юрий Калениченко из «России» опасается недостаточного уровня компетенции омбудсмена, низкой осведомленности о таком институте у потребителей страховых услуг, возможности коррумпировать омбудсмена какой-либо заинтересованной стороной. «Таким образом, потребуется проделать большую и серьезную работу, чтобы вписать данный институт в правовое поле РФ, популяризовать его и заложить механизм защиты от коррупции», – заключает он.

Сергей Митин из СК «Транснефть» полагает, что складывающаяся в последнее время судебная практика делает невыгодным обращение страхователя к омбудсмену: через суд недобросовестный клиент почти гарантировано получит деньги и взыщет существенно больше. Таким образом, для эффективной работы страхового омбудсмена надо пытаться отменить положения постановления Пленума Верховного суда, лишившего страхователей и страховщиков основополагающего права свободы договора. «Кроме того, необходимо ввести обязательный порядок досудебного разрешения страховых споров у омбудсмена», – считает Сергей Митин.

 

Кто должен платить за работу омбудсмена?

Николай Клековкин, СК «Цюрих»: «Наиболее логичным представляется оплата страховщиком рассмотрения дела омбудсменом только в том случае, если решение принято не в пользу страховщика».

Андрей Бондаренко, СК «Согласие»: «Оплата работы омбудсмена должна распределяться, по нашему мнению, на страховщиков пропорционально количеству судебных исков за, скажем, полугодие».

Юрий Калениченко из СК «Россия» полагает, что лучше финансировать работу омбудсмена из федерального бюджета – тогда этот институт будет действительно независимым и будет принимать объективные решения.

Олег Логинов из СК «Альянс» считает, что страхователи тоже должны платить за омбудсмена. Институт омбудсмена, прежде всего, должен быть направлен на формирование страховой культуры и способствовать развитию страхового рынка в России. Поэтому и финансирование его должно ложиться не только на страховщиков. «Такая схема финансирования также будет способствовать минимизации рисков, связанных с вынесением решений только в пользу лиц, осуществляющих финансирование омбудсмена, если такое финансирование будет возложено только на одного субъекта или группу субъектов страхового рынка», – говорит Олег Логинов.

Сергей Митин, СК «Транснефть»: «Предполагается, что работа омбудсмена будет финансироваться за счет участников рынка. Размер взносов будет зависеть от размера компании и от количества обращений с претензиями на ее работу. Наверное, в настоящий момент это наиболее логично». Во избежание подозрений в коррумпированности такой системы надо разработать прозрачный механизм работы омбудсмена, а также инструменты по привлечению его к ответственности в случае принятия очевидно незаконных решений, отмечает Сергей Митин.



Источник: http://www.asn-news.ru

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить