Menu
RSS

Назым Тульчинский: «ДТП с бензовозом: взгляд страховщика»

По просьбе Forbes.kz зампред правления СК «Евразия» Назым Тульчинский оценил страховые последствия для владельцев сгоревших автомобилей, пострадавших от пожара квартир и семьи погибшего водителя.

К месту аварии бензовоза, где погиб его водитель Александр Горюнов, алматинцы ежедневно несут цветы. Forbes.kz подробно освещал ДТП с участием бензовоза в Алматы 27 июня, в результате которого погиб водитель Александр Горюнов. По данным МЧС, огнем были повреждены 16 квартир (из них 14 частично и 2 полностью), балконы со 2-го по 8-й этажи, фасадная часть и потолочное перекрытие спортивного магазина Real sport, расположенного на первом этаже дома. Кроме того, было уничтожено 12 автомобилей. 

Среди сгоревших машин был внедорожник Виктора Ямбаева, президента Алматинской ассоциации предпринимателей. В интервью нашему ресурсу г-н Ямбаев рассказал, что ТОО «Гелиос», которому принадлежал бензовоз, производит оценку согревших машин и обещает выплатить владельцам авто компенсацию. О работе страховщиков в сложившейся ситуации глава бизнес-ассоциации высказался весьма критически. 
- Сейчас будем выяснять, что делать со схемой по обязательному отъему денег у предпринимателей и граждан в виде страховых взносов, которые, кстати, никогда не покрывают [сумму ущерба], да еще и выплачиваются с большой волокитой. В этой ситуации страховщики должны показать себя [с лучшей стороны], но пока хранят гробовое молчание, - констатировал Виктор Ямбаев. 
Forbes.kz обратился к заместителю председателя правления СК «Евразия» Назыму Тульчинскому с просьбой посмотреть на ситуацию со стороны непредвзято (ТОО «Гелиос» застрахован в другой компании; пока никто из владельцев пострадавших автомашин и квартир не обращался в СК «Евразия» - F) и высказать свое мнение, на какие выплаты могут рассчитывать потерпевшие. 

«Автовладельцы не часто страхуют свои машины добровольно» 

Зампред правления СК «Евразия» Назым Тульчинский.F: Назым Леонидович, давайте начнем с автотранспорта. У Виктора Ямбаева есть страховка на машину. Что он может получить от своей страховой компании? 
- То, что люди называют страховкой на машину, подразделяется на два вида: страхование самой машины (автокаско) и страхование гражданско-правовой ответственности (ГПО) владельца машины. 
Автокаско относится к добровольным видам страхования. Если кто-то из владельцев 12 сгоревших машин оформлял автокаско, то им положены выплаты. Их производит компания, где страхователь получал полис автокаско. С причинителя вреда деньги будет взыскивать сама страховая компания, после выплаты по полису автокаско. Если ТОО «Гелиос» имело полис автокаско на бензовоз, то страховая компания тоже выплатит сумму, предусмотренную полисом. Однако, как показывает практика, автовладельцы не часто страхуют свои автомобили добровольно. 
ГПО относится к обязательным видам страхования (всего в Казахстане их девять; эта сфера регулируется рядом законов, в том числе «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств» и «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев объектов, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам» - F). Вот эта страховка лежит (или, по крайней мере, должна лежать) у каждого водителя в бардачке. 
Для юридических лиц, грузовые автомобили которых зарегистрированы на территории Алматы, ГПО обходится в 46-51 тыс. тенге в год. Такая страховка должна быть оформлена на каждый автомобиль. Лимиты по ней сравнительно невелики. В законе прописано, что лимит ответственности (максимальная сумма выплат) по такому полису составляет 600 МРП (1 млн 38 тыс. 600 тенге; 1 МРП=1731 тенге) на каждую пострадавшую машину, но не больше 2000 МРП (3 млн 462 тыс. тенге) в общей сложности. То есть, если эта страховка сработает, то всем (не каждому!) 12 владельцам пострадавших при ДТП машин будет выплачено в сумме около 3,5 млн тенге. Но, как вы помните, Виктор Ямбаев заявил, что ему машина обошлась в $16 тыс., а это уже почти 2,5 млн тенге. 

F: А страховка может и не сработать? 
- Есть перечень случаев, когда страховая компания может отказать в выплате. Например, когда автотранспортное средство было в неисправном состоянии. Или в случае грубого нарушения Правил дорожного движения, которое привело к ДТП: допустим, водитель был в нетрезвом состоянии, не имел права управления автотранспортным средством. Но в случае с Александром Горюновым об этом говорить, судя по сообщениям в СМИ, не стоит. 

F: Что делать пострадавшим автовладельцам, если выплат по ГПО «Гелиоса» не будет? 
- Страхование ГПО – это, в общем-то, помощь причинителю вреда. Однако отсутствие страховки или ее «неработоспособность» не освобождают причинителя вреда от обязанности выплачивать ущерб. Поэтому пострадавшие могут обращаться в суд с иском к виновнику ДТП - к владельцу бензовоза. Если же «Гелиос» выплатит то, что публично обещает, то до судов, скорее всего, дело не дойдет. 
Но, как я предполагаю, основные выплаты пойдут по второй обязательной страховке, которая должна быть у «Гелиоса». Свою ответственность должен застраховать каждый владелец объектов, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам. Перевозка ГСМ как раз относится к такой деятельности. 
Обязательная страховка владельцев опасных объектов тоже не очень дорогая. Ее стоимость варьируется от 12,5 тыс. до 21 млн тенге в год. Лимиты по ней прописаны в законе и зависят от уровня опасности объекта. Уровень опасности определяет МЧС. Чтобы понять, какие страховые суммы будут выплачены по этому полису, надо смотреть сам полис. Вот эти выплаты уже могут пойти на покрытие ущерба владельцам квартир и магазина. 
Выплат по второй страховке, скорее всего, тоже не хватит на покрытие всего ущерба. Но еще есть добровольный вид страхования гражданско-правовой ответственности. Собственник опасных производств может купить страховку с повышенным лимитом, чтобы увеличить объем покрытия. Если у «Гелиоса» есть такая добровольная страховка, то обещания компании возместить ущерб всем будут выглядеть обоснованнее, да и ущерб для самого ТОО не будет таким ощутимым. 
После ДТП во дворе погоревшего дома спасатели оперативно разбили палаточный городок. Но сейчас там уж никто не живет: жильцы разъехались по родственникам и знакомым. В среду аким Алматы Ахметжан Есимов пообещал, что их многоэтажка будет отремонтирована к осени.»Если дом будет признан не пригодным для проживания, то ответственность ляжет на “Гелиос”« 

F: Могут ли получить страховые выплаты владельцы пострадавших от пожара квартир? 
- Сомневаюсь, что эти квартиры были застрахованы. Исходя из практики нашей компании, я знаю, что люди редко страхуют свои дома и квартиры добровольно. Если они это делают, то зачастую по требованию банков, которые выдают ипотечные кредиты или кредиты под залог недвижимого имущества. 

F: Почему не страхуют - доходы не позволяют? 
- Не думаю, что из-за недостатка доходов. Сумма страховки имущества – 0,2% от стоимости объекта страхования. Если квартира стоит $150 тыс., то полная страховка от всех рисков, включая пожар, землетрясения, будет стоить $200-300 в год. Если кто-то из владельцев застраховал квартиру, то он уже сейчас может работать со своим страховщиком. 
(Сделаю такую ремарку: если в Алматы произойдет разрушительное землетрясение и офис страховой компании пострадает, то данные о страховках не потеряются, потому что вся информация, согласно требованиям уполномоченных органов обязательно дублируется и защищается. Деньги тоже не потеряются, потому что они не хранятся у нас в подвалах, а «виртуализированы» – вложены в государственные ценные бумаги, лежат на депозитах). 
Как известно, «Гелиос» обещал добровольно покрыть расходы на покупку мебели, бытовой техники. Но каждый собственник квартиры должен доказать, что у него было в квартире. Обычно это доказывается чеками. Если все сгорело, то оценщики погорельцам рекомендуют делать так: «Обратитесь туда, где приобретали технику, мебель, - пусть дадут справку, мы эту справку рассмотрим». 
Владелец магазина также может предъявить «Гелиосу» упущенную выгоду, потому что магазин не сможет работать и получать доход в течение срока ремонта. Он имеет на это полное право. 

F: Экспертиза сгоревшего дома не проводилась, но здание уже ремонтируют. Если вдруг обнаружится, что здание пострадало от воздействия высоких температур, куда должны обращаться жильцы? 
- Как известно из СМИ, проведение экспертизы здания планируется. Это можно сделать даже после ремонта фасада. Специалисты больше смотрят на фундамент, проверяют на прочность бетон, арматуру, для этого используются специальные приборы, то есть заштукатуренный фасад от профессионалов проблему не скроет. 
Если вдруг многоэтажка будет признана не пригодной для проживания, то ответственность опять ляжет на «Гелиос» - как причинителя вреда. И жильцы смогут обратиться в эту компанию за возмещением ущерба. 

«Каждый ребенок имеет право получать треть от среднего заработка погибшего отца» 

F: На какие выплаты может рассчитывать семья погибшего Александра Горюнова? 
- Прежде всего, я и весь наш коллектив хотели бы выразить соболезнование семье погибшего. На мой взгляд, Александр повел себя более чем достойно в этой ситуации. 
Надеемся, что «Гелиос» и страховая компания сработают оперативно и последуют обязательные выплаты. Ведь каждый сотрудник каждой компании в Казахстане должен быть застрахован по полису обязательного страхования несчастных случаев работника при исполнении служебных обязанностей. 
«Гелиос» наверняка застраховал Горюнова. Значит, страховая компания должна покрывать причиненный ущерб, то есть каждый ребенок погибшего (а у Александра осталось две дочери) имеет право получать треть от среднемесячного заработка отца. Эти выплаты будут длиться до момента достижения ими 18-летнего возраста, а если они будут учиться в вузе, то выплаты будут получать до 23 лет. 

F: А если бы он был виновником ДТП? 
- Это никак не влияет на выплаты по страхованию работника от несчастного случая. Выплаты все равно производились бы - это требование законодательства. Он же не по своим делам ездил, а выполнял обязанности, возложенные на него работодателем. 

«Надо более ответственно подходить к управлению рисками» 

F: Как часто случаются аварии с участием бензовозов? 
- Они не редкость. Через несколько дней после ДТП в Алматы произошла авария с бензовозом в Уганде (см. «Авария с участием бензовоза унесла 31 жизнь» - F). 
Что касается нашей компании, то у нас страхуется актюбинская компания, которая занимается перевозкой нефти и нефтепродуктов. В прошлом году с участием их бензовозов было две аварии. Обе произошли за городом, обе – без человеческих жертв. В одном случае машина перевернулась на мокром асфальте, топливо вылилось, был причинен вред экологии. Второй раз цистерна не разгерметизировалась, хотя сам грузовик восстановлению не подлежал. Мы удивились, что при такой аварии ни капли нефти пролилось. Оказалось, что цистерна была российской, а клапан для цистерны они заказывали в Германии. К сожалению, такие аварии возможны везде, где есть бензовозы и заправки. 

F: Нормально ли, на ваш взгляд, что бензовоз мог ездить по центральным улицам мегаполиса в 10 утра? 
- Давайте предположим, что эта авария произошла ночью. Бензовоз как-то должен был остановиться, и наверняка он «затормозил» бы таким же образом, что и днем. Повреждения были бы такими же, может, было бы меньше сгоревших машин. Но вот жертв могло быть больше, ведь все жильцы в это время спят. То есть время суток передвижения бензовозов по городу ничего принципиально не изменит. 

F: А если вынести АЗС за пределы города, как сейчас предлагают на форумах? 
- Я не сторонник таких кардинальных мер. У нас и так пробки, а если еще каждая машина будет выезжать хотя бы раз в неделю из города, представляете, что будет на дорогах? 
К сожалению, рисков, связанных с наличием АЗС в городе, мы не можем избежать. В теории риск-менеджмента есть такое понятие, как толерантность к рискам. То есть это тот уровень рисков, который мы готовы принять. Сегодня мы не можем запретить бензовозам ездить по городу. Однако должны начать более ответственно подходить к управлению рисками и их минимизации. 

«Модель поведения «авось пронесет» уходит в прошлое» 

F: Объясните подробнее. 
- Нужно более ответственно подходить к профессионализму сотрудников автопарка. Нужны технари, которые не просто могут гайку подкрутить, а которые бы чувствовали машину. У водителей должен быть соответствующий опыт. В советские времена, чтобы сесть за руль такси или автобуса, нужно было иметь стаж не меньше пяти лет. А сколько у нас было случаев, когда пассажиров в маршрутных автобусов возили люди без прав и опыта! Я не про этот случай говорю, а в целом. 
Что касается бензовозов, то нужно понимать, что это источник повышенной опасности, поэтому медицинское освидетельствование и технический осмотр перед каждым выездом не должны быть формальностью. 
Кроме того, как я уже сказал, те объемы обязательного страхования, которые есть сейчас, недостаточны для покрытия ущерба при крупных авариях. Поэтому следует думать о неких дополнительных видах покрытия, которые позволят компании защитить себя от банкротства при крупных выплатах и защитить репутацию. Все-таки совладать с последствиями репутационного риска тяжело, если компания не будет финансировать ремонт квартир, покупку машин и т.п. 
А если попадется человек, который скажет, что у него в квартире была коллекция дорогих картин, антиквариата и все это погибло из-за аварии с бензовозом, то он сможет обанкротить причинителя вреда - «Гелиос» (я рассуждаю гипотетически: уверен, что пострадавшие не будут наживаться на этом). Словом, всегда лучше относиться к обязанностям более ответственно, чем потом выруливать из сложившихся неприятных ситуаций. И определенные сдвиги здесь есть. 
Если раньше, когда только ввели обязательное страхование ГПО, все воспринимали эту бумажку просто как право ездить на машине и зачастую при ДТП про страховку забывали, между собой разбирались. 
Сейчас люди знают, что эта бумажка спасет от потери квартиры, как в известном анекдоте. 
Врезается «Запорожец» в «Мерседес». У водителя «Запорожца» спрашивают «Квартира есть?» Тот отвечает: «Есть». «Квартиры уже у тебя нет», - «поправляет» его хозяин «Мерседеса». 

Поэтому модель поведения «авось пронесет» уходит в прошлое. 

Татьяна ТРУБАЧЕВА, обозреватель Forbes Kazakhstan

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить