Menu
RSS

Мегарегулятор: без особенных перемен

  • Автор: Кира АККЕРМАН

Какие проблемы стоят на пути создания мегарегулятора? Какой будет финансовая политика России? Что мешает созданию международного финансового центра?

Создание финансового мегарегулятора обсуждается в России уже более 5 лет. В конце 2012 года правительство решило создать единый финансовый регулятор на базе Центрального Банка (ЦБ). В конце марта 2013 года соответствующий законопроект был внесен в Госдуму. Ожидается, что он вступит в силу 1 августа 2013 года. Каким будет формат российского мегарегулятора и как будут определяться векторы российской финансовой политики, обсудили участники онлайн-конференции, проведенной информационным агентством Bankir.Ru, журналом «Банки и деловой мир», а также порталами Ipocredit.ru, 123Credit.ru и TatCenter.ru.

Прежде всего, читателей интересовали правовые вопросы, смена главы ЦБ, действия, которые необходимы для создания полноценной структуры мегарегулирования, а также то, как в ближайшее время изменятся полномочия ЦБ. По мнению многих читателей, российской финансовой отрасли необходимы многие новые законы, без которых не сможет полноценно развиваться не только международный финансовый центр (МФЦ) и мегарегулятор, но и финансовый рынок в целом. Однако кардинальных перемен никто не ждет.

Законодательная база

В преддверии создания мегарегулятора особенно остро встает вопрос о готовности правовой базы для мегарегулирования. В ближайшем будущем будут внесены поправки в более чем 50 законов, однако этого явно недостаточно. И проблема заключается не столько в числе поправок, сколько в том, каково будет качество законодательной базы после их внесения. Также не хватает новой концепции развития финансовой системы и вообще определенности в отношении дальнейшей политики в данной сфере. В частности, необходима ясность в области основных принципов работы мегарегулятора и четкие отличия новой системы от старой.

По мнению Валерия Петрова, заместителя генерального директора Института развития финансовых рынков, правовую базу необходимо совершенствовать. И это касается не только закона о Банке России, но также и законов «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», «О несостоятельности (банкротстве)», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и многих других. При этом особенно важно повысить защищенность миноритариев.

По словам Анатолия Аксакова, президента Ассоциации региональных банков России и депутата Государственной Думы России, финансовому рынку не хватает целого пакета законов, которые бы создали правовую базу для секьюритизации активов, работы с деривативами, развития разнообразных форм кредитования. Также необходимы законы, вносящие ясность в определение прав и обязанностей клиентов банков – в частности, закон о личном банкротстве, потребительском кредитовании, ограничении ростовщичества и т.д.

Многие участки финансового рынка и игроки остаются вне регулирования – например, кредитные брокеры, коллекторы, форекс-брокеры. Большинство экспертов считают, что как раз появление мегарегулятора и позволит сдвинуть этот вопрос с мертвой точки. Как отметил Дмитрий Жданухин, генеральный директор Центра развития коллекторства, пока просто неясно, кто должен регулировать эти сегменты или, например, контролировать работу саморегулируемых организаций, относящихся к финансовой сфере.

Однако есть и иные позиции. По словам Сергея Наркевича, аналитика по макроэкономике Промсвязьбанка, вряд ли создание мегарегулятора как-то повлияет на законодательное обеспечение деятельности игроков финансового рынка. При этом важно, чтобы законы, касающиеся ключевых вопросов, принимались как можно скорее. «Вместе с тем, нужно отметить, что список неурегулированных сегментов постоянно уменьшается, и за рамками контроля остается не так уж много участников рынка», - отметил Наркевич.

Ян Арт, главный редактор агентства Bankir.Ru и холдинга 123Credit.ru и вице-президент Ассоциации региональных банков России, напомнил, что вопрос о регламентации деятельности перечисленных сегментов финансового рынка рассматривается уже более семи лет: «Сначала помешал кризис – было «не до того». Теперь, боюсь, могут помешать глобальные дела, вроде создания мегарегулятора. Остается надеяться, что государство поймет: рынок финансов куда более многогранен, чем его «легитимная» часть, и сегменты этого рынка нельзя «признавать» или «не признавать» - они есть, и надо с этим что-то делать».

По словам Елены Мозжухиной, старшего вице-президента, члена правления Бинбанка, в условиях отсутствия законов в тех или иных нишах рынка, а также в условиях связанной с этим правовой неразберихи имеет смыл разрабатывать отраслевые стандарты, в которых должна обобщаться сложившаяся практика, наиболее эффективные методики и подходы. Если такие стандарты будут приняты ведущими игроками рынка, необходимость законодательного регулирования части вопросов перестанет быть такой острой.

Многие участники дискуссии сошлись во мнении, что мегарегулятор не должен быть акционером участников финансового рынка. Именно такова международная практика. Однако, по мнению других экспертов, этот вопрос является далеко не однозначным. Кроме того, у формируемого мегарегулятора сейчас есть намного более сложные проблемы, и его собственные сделки пока не создают трудностей в сфере регулирования.

Если говорить об участии государства в кредитных организациях, то простая приватизация государственной доли в Сбербанке или ВТБ не решит проблему вытеснения частных игроков из отрасли, поскольку крупнейшие кредитные организации страны занимают от четверти до двух третей различных сегментов рынка банковских услуг, и, как отметил Сергей Наркевич, передача бизнеса в частные руки в таких условиях может усилить злоупотребление доминирующим положением. Требуется полноценная реформа по снижению концентрации в банковском секторе. К ключевым мерам в рамках данной реформы можно отнести введение дополнительных требований по капиталу к системообразующим банкам в соответствии со стандартами Базель III, активное использование антимонопольного регулирования, в том числе, на региональном уровне, возможно, законодательное ограничение рынка, а также проведение государственных программ через частные банки на конкурсной основе и развитие проектов государственно-частного партнерства.

По мнению Валерия Петрова, чтобы исключить возможный негатив в ближайшем будущем, верным шагом может быть сохранение ЦБ как акционера, но постепенное снижение его доли до минимально разумной, например, для некоторых организаций до 25%, либо сведения ее к золотой акции для ряда других компаний.

Куда пойдет Центробанк

Также немалую дискуссию вызвало назначение Эльвиры Набиуллиной на пост главы российского Центрального Банка. Мнения по этому вопросу разделились: часть участников дискуссии считают, что особенных изменений в политике ЦБ в этой связи ожидать не следует, другие же не исключают, что ЦБ будет понижать курс рубля. Несмотря на расхождения во мнениях относительно дальнейшего курса регулятора, все эксперты считают нового главу Центрального Банка хорошим профессионалом.

Елена Ширей, и.о. финансового директора МФХ Fibo Group, рассказала, что по одной из версий, как минимум до конца 2013 года Эльвира Набиуллина не будет предпринимать никаких новых шагов в монетарной политике, а все то, что требуется экономике, включая понижение ставки рефинансирования этой весной, сделает Сергей Игнатьев еще до своей отставки. По мнению Елены Букиной, руководителя службы внутреннего контроля Абсолют Банка, преемственность политики ЦБ сохранится. Кроме того, вероятно, Игнатьев останется в структуре Банка России, что также свидетельствует в пользу консервативности дальнейшей политики ЦБ.

Улан Илишкин, заместитель председателя правления Росбанка, напротив, предполагает, что в дальнейшем произойдет перестройка работы не только ФСФР, но и ЦБ. В результате, претерпит изменения и денежно-кредитная политика. Радикальный пересмотр вряд ли возможен, однако можно ожидать определенной либерализации. По мнению Сергея Хестанова, управляющего директора ГК «АЛОР», главная интрига ЦБ — не выбор персоналии главы, а смягчение (или — не смягчение) монетарной политики.

Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования, пошутил, что после шока, вызванного вбросом информации о возможном назначении Сергея Глазьева, имеющего весьма странные взгляды на денежно-кредитную политику и весьма туманные представления о банковском секторе, президентский сюрприз в виде назначения Эльвиры Набиуллиной был столь же радостным для банкиров, как и весть об избрании нового папы для католиков.

В последнее время многие считают необходимым снизить ставку рефинансирования и либерализовать денежно-кредитную политику. Однако большинство экспертов опасаются инфляции. В этой связи, по их мнению, вряд ли стоит ожидать снижения ставки рефинансирования. Однако Виктор Четвериков, генеральный директор Национального рейтингового агентства, считает, что новый председатель ЦБ, скорее всего, будет сторонником либеральной политики, и тогда ожидания относительно снижения ставки рефинансирования могут стать реальностью. По мнению Елены Ширей, либерализация необходима и экономике, и рублю.

Филиалы ни при чем

По мнению экспертов, запрет на открытие филиалов иностранных банков в России не противоречит намерению создать международный финансовый центр в Москве. Вообще проблемы создания МФЦ лежат несколько в иной плоскости, а, как показывает история, страны, которые утратили контроль над своей финансовой системой, очень подвержены глобальным катаклизмам. При этом западные финансовые институты также иногда совершают ошибки.

По словам Сергея Александрова, начальника отдела продаж инвестиционных продуктов банка «Стройкредит», в последние 5-6 лет можно было убедиться в том, что с открытием финансового рынка для иностранных игроков необходима осторожность. «С созданием международного финансового центра в Москве лучше опоздать на два шага, чем поспешить хотя бы на один», - сказал эксперт.

Как отметил Андрей Бондаренко, директор центра стратегического анализа рынка страховой компании «Согласие», если посмотреть на географию современных МФЦ, то станет ясно, что их значительная часть находится в странах с сильными законодательными ограничениями для иностранцев в финансовой сфере. В частности, это касается Сингапура, Шанхая и Гонконга.

По словам Людмилы Коваленко, главного редактора журнала «Банки и деловой мир», сейчас опасно полностью открывать рынок для иностранных филиалов, поскольку наша банковская система еще не настолько сильна, чтобы выдержать подобную конкуренцию. Улан Илишкин считает, что скорее следует определиться, чем Россия может привлечь транснациональные банки и финансовые компании, найти ответ на вопрос, почему им нужно работать в Москве, а не в Лондоне, Нью-Йорке или Гонконге. И если ответ на этот вопрос будет найден, то мировые игроки станут работать в Москве и без филиалов.

Некоторые эксперты вообще скептически настроены по отношению к созданию МФЦ в Москве. Так, Максим Осадчий считает, что с учетом существующих тенденций, задача создания международного финансового центра в Москве малореалистична. С ним согласен и Александр Пушко, заместитель директора Банковского института Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»: по его мнению, пока можно говорить лишь о региональном МФЦ.

«Серые» игроки

В России условия работы микрофинансовых организаций по-прежнему не сопоставимы с условиями работы банков. Конечно, абсолютно симметричные условия работы для кредитных и микрофинансовых организаций невозможны, поскольку это противоречит самой идее МФО. Тем не менее, рынок МФО действительно нуждается в более жестком регулировании. Причем это отмечают и сами лидеры этого рынка, репутацию которых портят «серые» игроки. Михаил Кузьмин, исполнительный директор центра экономических исследований университета «Синергия», прокомментировал, что крупные МФО ратуют за ужесточение регулирования, в частности, за установление минимального уставного капитала для МФО, введение обязательного резервирования и даже за отмену упрощенной системы налогообложения. И следующий шаг в этой сфере, скорее всего, будет за создаваемым мегарегулятором.

Максим Осадчий полагает, что когда ФСФР присоединится к ЦБ РФ, вопрос ужесточения требований к МФО появится в повестке дня. Пока проблема «злокачественного» роста МФО не является чрезмерно острой: Кроме того, сейчас, в преддверии кадровых перестановок в ЦБ и в ожидании присоединения ФСФР к ЦБ, никто не будет заниматься этой «мелочью».

По словам Павла Самиева, заместителя генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА», сейчас в мире идет дискуссия о так называемом «теневом банкинге», то есть, о том, что околобанковский бизнес генерирует огромные неконтролируемые риски, которые дестабилизируют экономику и транслируются на банковский рынок. Если на Западе вызывают беспокойство хедж-фонды, различные инвестиционные компании, а также квазибанковские структуры, то в России – «квазибанковский» рынок МФО. Среди микрофинансовых компаний есть прозрачные и понятные игроки, например, «Домашние деньги», «Финотдел», «Кредитный союз» и некоторые другие. Однако в целом по рынку риски по-прежнему очень высоки, особенно в случае привлечения пассивов от физических лиц.

Налог на депозиты

Недавняя дискуссия вокруг возможного введения налога на банковские вклады на Кипре породила немало опасений не только в этой стране, но и за ее пределами. Так, один из вопросов читателей касался вероятности введения налога на банковские вклады в России. Правда, эксперты считают все эти тревоги напрасными. Даже на Кипре эта мера была бы крайней, и от нее в итоге отказались. В России, как отметил Павел Самиев, и так много сложностей с привлечением средств населения в экономику. Фактически сейчас только депозиты являются более-менее значимым каналом трансляции сбережений в инвестиции. Ни страхование жизни, ни инвестфонды не дают значимого эффекта, и налог на депозиты убьет единственный канал.

Сергей Хестанов прокомментировал, что подобный налог в России давно существует и распространяется на вклады со ставкой, превышающей ставку рефинансирования ЦБ РФ. Однако для вкладчиков большинства банков данная проблема неактуальна, поскольку процентные ставки по вкладам в большинстве случаев меньше ставки рефинансирования ЦБ. Сергей Наркевич уточнил, что по вкладам в рублях весь процентный доход, полученный по ставке, превышающей ставку рефинансирования на 5 процентных пунктов и более, облагается налогом. При этом ставка налога самая высокая – 35%.

По мнению Анатолия Аксакова, налог на вклады был бы чрезвычайно вреден для российского финансового рынка, так как банковская система России развивается очень быстрыми темпами, однако по сравнению с системами развитых стран она еще является «неоперившейся». И в условиях роста необходимо, наоборот, поощрять депозитную активность населения. Кстати, на это и нацелена политика повышения планки застрахованных вкладов населения.

Ян Арт считает, что теоретически налогообложение вкладов не исключено, если «нефтяное» равновесие российской казны покачнется.

Bankir.Ru

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить