Menu
RSS

О землетрясениях и лотерейных билетах.

  • Автор: Зоя Уколова

Или пара слов по поводу того, что светит казахстанцам от нового фонда социального страхования от катастроф.

Классики считали, что вероятность крупного выигрыша в лотерею всегда одинакова и не зависит от того, купили вы лотерейный билет или нет. Иными словами, есть некие вещи, которые от вас никак не зависят, например, размер груди, если, конечно, вы не ходили к пластическому хирургу или сейсмичность места, где расположен ваш город.

Купили вы лотерейный билет или нет, вас все равно трясет – в первом случае, от того, что ваша внешность далека от совершенства, прославляемого бессмертным глянцем, а во втором – поскольку колебания поверхности вызваны естественными тектоническими процессами, и повлиять на силы природы невозможно.

Тем не менее, может сложиться ситуация, когда покупать лотерейный билет все же придется, причем без всякой привязки к какому-либо выигрышу.

Растущая сейсмичность Алматы тревожит не только обывателей, но и власть имущих. 1,5 миллиона жителей, микрорайоны, бизнес-центры, торговые комплексы, памятники истории. Все это, если перевести в монетарное выражение – огромные расходы на восстановление.

В нормальных странах  государство не берет на себя ответственность за возрождение частнособственнической инфраструктуры, и делает так, что владельцы сами несут финансовую ответственность за свои дома и бизнес-активы. И это правильно. Как говорят опять же  классики, нельзя всем дать все. Потому что всех много, а всего мало.

Поэтому в недрах правительства вызрел своевременный  документ – проект закона «Об обязательном страховании недвижимого имущества граждан», который как раз и определяет: кто, сколько и кому должен платить, чтобы в случае природной катастрофы не остаться с вещами на улице. И под природной катастрофой подразумеваются не только земные толчки, но и другие напасти, например, весенние паводки, пожары, взрывы или удары молнии, бури, урагана, цунами и даже необычные для данной местности продолжительные дожди и обильный снегопад.


Что же полезного должен извлечь для себя налогоплательщик из этого нужного и актуального документа?

Первое, что страховаться придется всем владельцам индивидуального жилья и в обязательном порядке.  Государство справедливо рассудило, что основная мощь социального недовольства придет именно от тех, кто имеет свои законные 33 кв. метра. А бизнес пусть решает свои проблемы в добровольном порядке.

Второе, что ветхие строения (жилые дома и объекты кондоминимума) не подлежат обязательному страхованию и компенсацию за них получить не удастся. Ведь, раздав в свое время жилье в неоднозначном  техническом состоянии, государство не хочет нести ответственность за «слабые звенья» жилищного фонда. 

Третье, что страховаться будем по базовой ставке, привязанной к МРП. И не важно, что у одного – квартира на выселках, а у другого – особняк в центре города.  Как говорил в известном фильме известный персонаж: «Спокойно, Козлодоев, сядем все». А не заплатившие вовремя – уплатят пеню (0,1% за день просрочки). Хотя задача такого страхования – исключительно социальная, приемы вполне себе коммерческие, как в банке. И кто потом скажет, что это не налог?

Четвертое, и самое важное, что мы будем получать на выходе. Оказывается не так уж и много. Деньги будут поступать в специальный социальный страховой фонд, по примеру почившего в дурной славе ФОМСа.

Одна из задач  фонда (здесь читаем особенно внимательно и по буквам)  – «обеспечение минимально необходимых жилищных условий населению в случае повреждения или утраты жилья». Минимальное – значит практически ничего, палатка в чистом поле, юрта в степи. За собственные деньги и государственные гарантии. Ибо чтобы получить полную стоимость жилья, надо будет страховаться дополнительно в страховой компании. По другим ставкам и тарифам. А главное – дважды.


Но и это еще не самое печальное.

Потому что, в-пятых, есть шанс компенсации не получить вообще. Выплаты должны производиться только в случае, если событие классифицировано как катастрофическое.

Чтобы не транжирить народные деньги на все подряд, предполагается установить перечень документов, после проверки достоверности которых, Фонд примет судьбоносное решение – платить или не платить. 

Действует принцип презумпции невиновности – каждый пострадавший не считается пострадавшим, пока его утрата не будет доказана. Если снова вернуться  к классикам, можно сказать, что принципы возникают там, где не работает логика. К сожалению, в проекте ничего не сказано, что же делать собственнику, когда пожар, наводнение или ураган, уничтожили не только строение, но и документы на него.

Есть впечатление, что создается  очередная «народная кубышка», выгоды от которой для простого смертного туманны, зато очевидны для сборщика денег.


Что имеем в сухом остатке?


Ежемесячный налог на жилые строения, с низкой долей вероятностью катастрофических событий и негарантированной выплатой средств за утерянное или попорченное имущество.

Порождение еще одного бюрократического монстра (хотя, если туда возьмут на работу хоть кого-то из сокращаемых 15 тысяч сотрудников частных пенсионных фондов – уже польза).

И снова – непрозрачная схема расходования собранных средств.

И опять, как с пенсионными накоплениями – на ситуацию не повлиять.

Значит снова читаем классиков: «если вас мучает бессонница, примите слабительное: уснуть вы все равно не уснете, но, по крайней мере, вам будет чем заняться». Расслабимся и получим удовольствие.


headliner.kz

 

 



 

Поделиться с друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить